Список форумов Херсонский форум Херсонский форум
Форум города Херсона. Общение, публикация новостей и объявлений Херсонского региона.
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Самая большая в Европе пустыня, или Абсолютно скучное место

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Херсонский форум -> Новости Херсонской области
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
admin
Администратор форума


Зарегистрирован: 10.12.2004
Сообщения: 1561
Откуда: Херсон

СообщениеДобавлено: Вс Июн 26, 2005 15:09    Заголовок сообщения: Самая большая в Европе пустыня, или Абсолютно скучное место Ответить с цитатой

http://www.pk.kiev.ua/article.php?story=20050625121313938



КОРРЕСПОНДЕНТЫ «ГАЗЕТЫ...» ПЕРЕСЕКЛИ САМУЮ БОЛЬШУЮ В ЕВРОПЕ ПУСТЫНЮ
На этом пространстве, занимающем несколько районов Херсонской области, переплелись человеческая глупость и человеческая мудрость. Одни люди своими руками превратили здешние степи в песчаную пустыню. Другие, останавливая песок, посадили самые большие в мире искусственные леса. Но самое удивительное то, что мало кто из украинцев вообще подозревает о наличии в стране пустыни, официально признанной самой большой в Европе. В этом убедились корреспонденты «Газеты...», пересекшие Олешковские пески с запада на восток.


«Институт изучения полупустыни»

Серьезных научных исследований, посвященных Олешковским пескам, на удивление мало. Причина – особый статус секретности региона: в пустыне долгое время находился военный полигон, на котором отрабатывали бомбометания летчики из стран Варшавского договора. Действительно, где же еще спрятать такую махину, как не в бескрайних песках, протянувшихся почти на 30 километров с запада на восток и на 150 с севера на юг, от Каховки до Кинбурнской косы. И все же есть в Цюрупинске одно научное учреждение, деятельность которого напрямую связана с пустыней. Степной филиал УкрНИИ лесоагромелиорации решает проблемы комплексного использования песков, а также создания препятствий на пути расширения пустыни.
– Олешковские пески в нынешнем виде появились очень недавно, – рассказывает об истории пустыни заместитель директора филиала по научной работе Сергей Назаренко. – В низовьях Днепра пески были всегда, но их продвижение сдерживал покров степной растительности. Трава, по воспоминаниям, была в человеческий рост. В ХІХ веке сюда начали завозить овец (огромными стадами владел барон Фальц-Фейн, основатель заповедника Аскания-Нова), которые уничтожили траву, освободили пески, а ветровая эрозия дала им возможность расширяться. Сейчас они остановлены по краям самыми большими в мире искусственными лесами – площадью около 100 тысяч гектаров. Но внутри пески живут своей жизнью.
– Правда ли, что Херсонская пустыня – самая большая в Европе?
– Открытых песков такого объема на континенте действительно нет. Собственно днепровские пески занимают площадь 161,2 тыс. га, а с межаренными землями – 210 тысяч. А вот называть Олешковские пески пустыней не очень правильно. По температурному режиму и количеству осадков их можно отнести скорее к полупустыням. Но от этого здешнему населению не легче. Климатические условия у нас сложные: летом песок нагревается до 75 градусов – яйца можно жарить. Горячие восходящие потоки, идущие от песков, разгоняют дождевые тучи, так что дождей здесь меньше, чем в самом Херсоне, который находится по другую сторону Днепра. А старожилы еще помнят настоящие восточные суховеи, когда под песком исчезали целые автомобильные магистрали. Сейчас пески сдерживаются лесами, хотя случается, что на окраинах сел иной раз и занесет кому-нибудь огород. «И вообще, туда лучше не ходить», – сказал нам на прощание Сергей Владимирович. Мы его поблагодарили и... отправились вглубь песков.

«Он шел на Одессу, а вышел к Херсону»

Первое впечатление от Олешковских песков – бескрайние барханы, здешние жители называют их «кучугурами». Одинаковые, высотой метров по пять, они, говорят, понемногу передвигаются, то открывая, то скрывая под песком неразорвавшиеся бомбы. Вообще, бомбы – естественная защита для здешнего биоценоза. Земли здесь не осваиваются (хотя есть планы превращения этой территории в заповедно-охотничье хозяйство), так как до сих пор числятся за Минобороны, которое обязалось освободить их от взрывчатых веществ и передать местной власти. Но разминировать бывший полигон не удается – несмотря на то, что составлено несколько актов, проверки обнаруживали в песках все новые и новые взрывоопасные объекты.
Вот как нужно идти по пустыне: находишь на горизонте ориентир – самую высокую «кучугуру», и идешь по направлению к ней по осыпающимся пескам, поднимая на ноги зайцев и распугивая ужей. Наконец поднимаешься на тот бархан и снова видишь на горизонте безрадостную картину. Кто не пробовал ориентироваться в пустыне, тот этого не поймет. Навыки горного туризма к здешним барханам неприменимы. Если в Крыму можно определить свое месторасположение, например, по обозначенной на карте-двухкилометровке высокой горе, то в пустыне никаких подобных ориентиров нет. Одни кучи песка за точно такими же другими, и так до бесконечности. Если сначала мы весело фотографируемся на фоне «кучугур», то потом уже просто становится не до того. Унылость и однотипность пейзажа действуют гнетуще.
Отойдя совсем недалеко от села Старая Маячка, среди песка мы видим маленькие ржавые железные шарики и куски разорванных металлических конструкций. Сначала трудно понять, что это, лишь потом становится ясно – осколки от тысяч сброшенных сюда бомб. Жители рассказывали нам, что не всегда бомбы падали в цель. Иногда они приземлялись возле села, после чего людям приходилось как минимум заново вставлять стекла. А вот из земли торчит стабилизатор. Мы даже не пытаемся проверять, прилагается ли к нему бомба. Тут и без нас достаточно взрывалось охотников за металлом.
Вообще, трудно поверить, что есть в стране места, где можно идти сутки напролет и не увидеть ни человека, ни вообще каких-либо следов цивилизации – кроме осколков бомб, конечно. И два-три раза – следы колес «Уралов».
А вот еще один след человека – кладбище на одном из барханов. Полдесятка крестов еле-еле выглядывают из-под песка, деревянные заборчики иссушены солнцем. Кто эти люди, почему они похоронены здесь, на «секретной» земле, в двух десятках километров от ближайшего жилья – так и осталось для нас загадкой. На одном из памятников сохранилась дата смерти человека – 1968 год. Говорят, что в те годы на полигоне была авария с человеческими жертвами – в воздухе столкнулись два самолета. Может, это память о тех событиях?
Песок Олешья очень мелкий и легкий: бросишь его пригоршню в воздух, и он там еще какое-то время висит неподвижно. А на земле видно, как понемногу рассасывается его тень. Иногда можно наблюдать сравнительно высокие смерчи. Не Сахара, конечно, но впечатляет. А вот еще одна вещь, которая есть и там, и в Украине, – оазис. Настоящий украинский оазис посреди настоящей украинской пустыни. В довольно большом яру растет сосновая рощица, и даже есть озерко с чистой водой. Удивительно, но тут уже проросли маслята! Здесь, в Олешковских песках, наверное, все старается побыстрее отцвести, пока жара не сожжет на корню. Зелени в пустыне не так чтобы много, но есть – то тут, то там растут небольшие березки или сосенки, кое-где есть и трава. Говорят, она появилась здесь после открытия Северо-Крымского канала: тогда заметно поднялся и уровень грунтовых вод.

Муфлоны и красноармеец Сухов

Хождение по барханам оказалось делом довольно трудным, и мы выходим из песков в районе села Пролетарка с заметным опозданием по сравнению с расчетным временем. Здесь нас встречают с нескрываемым удивлением. Тут мало кто ходит в пески, да и кругом развешаны запрещающие объявления. Некоторые даже не знают названий населенных пунктов по ту сторону песков, хоть административно они объединены в один район. Кажется, здешнее население принимает нас за воров – во всяком случае, устроиться на ночлег не удается ни у людей, ни в пустующей казарме воинской части, которую охраняют два лейтенанта, ожидая приезда группы саперов для очередного разминирования песков. Наконец мы останавливаемся на даче пенсионера Николая Пикалова, бывшего егеря, – человека, знающего не только пески, но и легенды, связанные с ними. В частности, о том, что культовый фильм «Белое солнце пустыни» хотели снимать именно в Олешковских песках. Косвенно это подтверждается тем, что актер Анатолий Кузнецов, сыгравший красноармейца Сухова, хоть сам родом из Кировоградской области, но часто бывал в этих местах.
– Я видел его, – говорит мой собеседник, – он приезжал сюда в 60-х и интересовался нашими песками как съемочной площадкой. Ему для какого-то эпизода нужны были бескрайние пески, на которых бы сидели стаи птиц. Я лично посоветовал снимать такую картинку на Кинбурнской косе – там можно найти и песок, и птиц. А в Цюрупинском районе песка хоть отбавляй, а вот птиц не так и много.
Под фирменные вина марки «Олешшя» (существует даже сорт винограда, адаптированный к условиям украинской полупустыни) байки, за достоверность которых мы не беремся ручаться, идут одна за другой. Например, о том, как в пустыне пытались акклиматизировать муфлонов, а они, неблагодарные, убежали, переплыли Днепр и страшно перепугали жителей окрестных деревень. Или о том, как сброшенной не туда бомбой убило делегацию передовиков производства из братской социалистической Румынии.
«Кстати, вы заметили, как четко в линию выстроен наш дачный кооператив? – провожая нас, интересуется Николай Пикалов. – И протянулся он, как по компасу: с севера на юг. А знаете, почему? Такое только возле нашего полигона возможно, где под дачи раздали старую взлетно-посадочную полосу...»

Автор публикации: Николай ПОЛИЩУК, Григорий ШВЕД, Сергей КОСИЛОВ
25-06-2005 12:13:00
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
admin
Администратор форума


Зарегистрирован: 10.12.2004
Сообщения: 1561
Откуда: Херсон

СообщениеДобавлено: Сб Мар 21, 2009 20:19    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Несколько сцылочек по теме.
Комьюнити в ЖЖ, посвященное Алешковской пустыне
Фотогалерея Алешковских песков
Рассказ о посещении центра полигона летом 2008 г.
Ещё один маршрут через пески весной 2009
И фотогалерея к нему

_________________
«Если одно яйцо фазана закопано в раскаленном песке пустыни, а другое так и болтается по ветру близ заснеженной горы Ху, то в голову тебе приходят неожиданные мысли...»
Хуан Тин-Фу, тайский мыслитель эпохи Дзян, VI век до н.э.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
admin
Администратор форума


Зарегистрирован: 10.12.2004
Сообщения: 1561
Откуда: Херсон

СообщениеДобавлено: Чт Окт 28, 2010 23:50    Заголовок сообщения: Тревожный зов украинской пустыни Ответить с цитатой

Николай ПОЛИЩУК, журналист.

«Ни в коем случае не пытайтесь самостоятельно выйти в пески! — тон, которым говорили со мной все мои херсонские знакомые, был категоричен. — Если ветер заметет следы да еще поднимется пыльная буря, никто вас не найдет. Не говоря уже о том, что среди песков можно напороться на неразорвавшуюся бомбу».


Предупреждения звучали, что и говорить, серьезно. Но, несмотря на это, я все равно отправился в самую большую в Европе пустыню — Алешковские пески, названную так по историческому названию Цюрупинска — Алешкам (или Олешкам — по-украински). В место, мало кому известное, загадочное и засекреченное.

ИНСТИТУТ ПО ИЗУЧЕНИЮ ПОЛУПУСТЫНИ

Серьезных научных исследований, посвященных Алешковским пескам, на удивление, мало. Причина — особый статус секретности региона, ведь в пустыне находился военный полигон, на котором отрабатывали приемы бомбометания летчики из стран Варшавского договора. Действительно, где же спрятать такой полигон, как не в бескрайних песках, протянувшихся почти на 30 километров с запада на восток и на 150 километров с севера на юг, от Кинбурнской косы до Каховки.

Когда-то бдительное местное население считало своим долгом отлавливать незнакомых людей, появлявшихся в окрестностях песков и сдавать их «куда надо». Посторонние люди здесь в принципе и не появлялись. И все же есть в Цюрупинске одно научное учреждение, деятельность которого напрямую связана с пустыней. Степной филиал УкрНИИ лесоагромелиорации решает проблемы комплексного использования песков, а также создания препятствий на пути расширения пустыни.

— Песок останавливали самыми разными способами, — говорит заместитель директора филиала по научной работе Сергей Владимирович Назаренко. — Сюда приезжали со своими проектами академики со всего Союза. Пытались сдерживать его продвижение даже физическими методами — поливали асфальтом. Но ничего лучшего, чем искусственные насаждения по краям песков, пока что не придумали. Первые посадки здесь начались еще 170 лет назад, массово же развернулось это движение во время внедрения так называемого «великого сталинского плана преобразования природы». Как результат, под Цюрупинском сейчас находятся самые большие в мире искусственные леса — около ста тысяч гектаров…

— Правда ли, что и херсонская пустыня — самая большая в Европе?

— Песков такого объема на континенте, действительно, нет. Собственно днепровские пески занимают площадь в 161,2 тысячи гектаров, а с межаренными землями — 210 тысяч. А вот называть Алешковские пески пустыней вряд ли будет правильно. По температурному режиму и количеству осадков их можно отнести к полупустыням. Но от этого здешнему населению не легче. Климатические условия у нас очень сложные: летом песок разогревается до 75 градусов, яйца можно жарить. Горячие восходящие потоки, идущие от песков, разгоняют дождевые тучи, так что дождей здесь меньше, чем в самом Херсоне, который находится по другую сторону Днепра. Хоть между двумя городами полчаса езды, климатические условия в них отличаются очень существенно. Песок насколько легко нагревается, настолько же легко и отдает тепло, поэтому и зимы у нас холоднее. Весны и осени почти нет. Да что говорить: старожилы еще помнят настоящие восточные суховеи, когда под песком исчезали даже автомобильные магистрали. Сейчас пески сдерживаются лесами, хотя случается, что на окраинах здешних сел иной раз и занесет кому-то огород.

Мой собеседник рассказывает историю появления в Украине этой пустыни (или полупустыни, если угодно). Пески-то в низовьях Днепра лежали всегда, но их передвижение было сковано покровом степной растительности: травы, по воспоминаниям современников, были в человеческий рост. В XIX столетии сюда начали завозить овец, которые уничтожили эти травы, освободили пески, а ветровая эрозия сделала их сыпучими, способными расширяться. Сейчас по краям их продвижение остановлено, но в центре полупустыня живет своей жизнью.

«Только самому лучше не ходить», — сказал мне на прощание Сергей Владимирович. Я его поблагодарил и отправился… в глубь песков.

10 СОЛДАТ НА ТЫСЯЧИ ГЕКТАРОВ

Таксисты в Цюрупинске, не избалованные вниманием клиентов и в основном проводящие дни в ожидании пассажиров, все же весьма неохотно берутся подбросить кого-то на территорию бывшего полигона. Что, в принципе, и неудивительно: в песках вязнут, бывает, и высокопроходимые «Уралы», а о «Жигулях» и говорить нечего. Крайняя точка, до которой водители согласны доставить приезжего журналиста, — это КПП воинской части, охраняющей полигон. Часть и сегодня из соображений секретности обозначена на карте возле города Радненска как лесничество. Нынче ее вряд ли можно рассматривать как серьезную боевую единицу. Единственное занятие десяти ее солдат — собирать в бескрайних песках бывшие мишени, которые бомбили с самолетов. Недалеко от КПП находится целая гора из металлолома: всевозможных покрошенных бомбами автомобилей и бронетехники, доставленных с полигона. Где-то там занесенные песками, говорят, остались еще мишени-самолеты…

А еще под песком находятся бомбы, среди которых есть и неразорвавшиеся, некоторые из них лежат на глубине до семи метров. Песок не стоит на месте, он движется, обнажая эти страшные находки. Не проходит и года, чтобы кто-нибудь не подорвался на очередной авиабомбе. Потому что металл в песках ищут не только военные, но и их конкуренты — подпольные «металлисты» из окрестных сел. В военную часть прислан план по сдаче металлолома государству в тридцать с чем-то тонн, вот весь личный состав и мобилизован на его выполнение. Но в опасные места солдаты стараются не ездить, ждут, пока пески проверят саперы из расположенной на Кинбурне части. Вообще, «сторожей пустыни» собираются в ближайшее время расформировать, чем очень обеспокоен командир.

— Инфраструктура части находится в отличном состоянии. Казармы, подсобные помещения, даже сауна в идеальном порядке. Расформировывать часть, чтобы все имущество разломали и разворовали, как произошло с другими объектами в районе, — попросту неразумно, — в голосе Алексея Ивановича чувствуется горечь и вместе с тем какая-то решительность. — Мы подготовили проект создания на базе нашей части центра реабилитации военнослужащих, тем более что земля полигона принадлежит Министерству обороны, да и рядом много дачных участков, которые розданы военным. И даже если нас расформируют, я не брошу то, что создавал здесь своими руками.

СТАЛКЕР АЛЕШКОВСКИХ ПЕСКОВ

Алексей Иванович знакомит меня с егерем Николаем Пиколовым, который берется сопровождать меня среди песков. Николай Павлович сам служил на полигоне пятнадцать лет и в своем родном Радненске считается самым большим специалистом по Алешковским пескам. Он не раз пересекал их с востока на запад (на такое путешествие уходит целый день), ему известны все тропинки и родники, имеющиеся в песках. Родников здесь не много. Это очень красивые оазисы, разбросанные по пустыне.

— А верблюдов тут случайно нет? — спрашиваю у моего проводника.

— Верблюдов-то нет, но на Кинбурне можно встретить муфлонов. Вообще, в песках живет много интересных и редких зверюшек, например земляной заяц, слепак, — буквально кричит мне в ухо собеседник, перекрикивая вой пустынного суховея.

Мимо нас на бешеной скорости несутся куда-то вдаль колобки перекати-поля. Доехав до того места, где наша машина начала самым настоящим образом грузнуть, мы продолжаем свой путь по пустыне пешком, старательно обходя возвышенности. Таким образом, нам доведется пройти почти что на треть больше, однако взбираться на эти холмы не хватает никаких сил. Хотя, с другой стороны, с каждой новой песчаной возвышенности открывается совершенно иной вид на пустыню. Поэтому-то, по словам егеря, даже взрослые люди, профессиональные охотники могут потерять ориентацию.

Пустыня живет своей жизнью, и человеку очень трудно приспособиться к ней. За несколько километров ходьбы нам лишь пару раз встретились следы каких-то вездеходов, очевидно, принадлежащих охотникам за металлом или песком (об этих людях речь пойдет далее).

Растительности здесь негусто, лишь кое-где на горизонте виднеются посадки сосен, призванные остановить продвижение пустыни. Окружающий пейзаж ничем не радует глаз, хотя, как говорит Николай Павлович, достаточно хотя бы раз пройти дождю, чтобы пески на несколько дней покрылись удивительным пестрым цветочным ковром. Но так как дождя не предвидится, приходится довольствоваться унылой желто-серой картиной. Если и есть где-то в мире любители пустынь, то я во всяком случае к ним не отношусь. К тому же один раз потеряв из виду моего сталкера и чудом обнаружив его лишь за третьим барханом, я был, честно говоря, очень рад нашему возвращению на базу. А любителям экстремального туризма, желающим испытать себя пустыней, я бы посоветовал не пренебрегать подготовкой к такому маршруту, а перед походом еще раз подумать — стоит ли?

Впрочем, Николай Павлович к пустыне неравнодушен, и его очень волнует, что же с ней будет дальше, особенно с той землей, которая принадлежит Минобороны. Как ни странно, но и в Киеве никто не смог мне ответить на вопрос, какое будущее ждет Алешковские пески.

КОММУНИЗМ В САХАРЕ

Грустно об этом говорить, но о том, какой потенциал скрыт в песках, мы можем судить, лишь вспоминая былые достижения народного хозяйства в этом регионе, ныне полностью загубленные. В Голопристанском районе ученые Института бахчеводства, например, разрабатывали технологии выращивания арбузов в местных природных условиях. Ведь возле Алешковских песков многие культуры дозревают быстрее, чем в других регионах. А еще на песках были высажены самые большие плантации винограда, количество сортов которого измерялось сотнями. Многие из виноградников и сейчас можно увидеть — заброшенные, разграбленные. Тут выращивалось сорок процентов всего арахиса, собираемого в Советском Союзе. Сейчас в промышленных масштабах его не заготавливают совсем. И это лишь малая толика того, что мы потеряли в этих песках.

Искусственно насаженные сосновые леса трудно назвать перспективным рекреационным местом, хотя, к примеру, за грибами сюда приезжают не только из Херсона, но и из соседних Николаевской, Запорожской областей. И, как считается, деньги в Алешковских песках тоже лежат прямо под ногами. Но это одна из самых больших тайн этой земли.

Расспрашивать о браконьерской добыче песка в Цюрупинске нежелательно. В этом случае ваши собеседники уходят в самый настоящий «отказ». Но известно, что нелегальная добыча в пустыне достигла громадных размеров. Закон, конечно, решительно запрещает такой промысел, но кто будет считаться с законом, если на подъезде к стеклозаводу в Херсоне этот песок покупают (по слухам) по 12 гривень за тонну. А песок здесь уникальный, без посторонних примесей, кварца содержит не менее 93—96 процентов. Добытчики оснащены довольно современной техникой, включающей в себя экскаваторы и вездеходы. Мне довелось слышать даже легенды о том, что песок баржами вывозится за пределы Украины.

Помните старый, застойных годов, анекдот на тему, что будет, если в Сахаре построят коммунизм. И ответ: сначала в пустыне возникнут очереди, затем начнутся перебои с песком. Нечто подобное происходит и под Цюрупинском. Казалось бы, какое значение имеет песок, запасы которого здесь, можно сказать, неисчерпаемы? Однако в природе, где все взаимосвязано, все оказывается не таким простым. Песчаные дюны являются своеобразными аккумуляторами влаги, если их уничтожить, во всем регионе грунтовые воды опустятся еще глубже. Как бы там ни было, но сегодня с «песковиками» никто не борется, и они могут делать свое дело безбоязненно, в отличие от «металлистов», разбирающих неразорвавшиеся бомбы.

А еще бескрайние пески — просто находка для кинематографии. Во всяком случае, в среде любителей киноискусства очень живуч слух о том, что культовый фильм «Белое солнце пустыни» хотели снимать именно в Алешковских песках. Косвенно это подтверждается тем, что актер Кузнецов, сыгравший красноармейца Сухова, не раз бывал в этих местах.

// http://ukrtribune.org.ua/ru/2010/10/trevozhnyj-zov-ukrainskoj-pustyni/



olesh_2.jpg
 Описание:
Тревожный зов украинской пустыни
 Размер файла:  168.5 KB
 Просмотрено:  5678 раз(а)

olesh_2.jpg



olesh_1.JPG
 Описание:
Тревожный зов украинской пустыни
 Размер файла:  327.01 KB
 Просмотрено:  5678 раз(а)

olesh_1.JPG



olesh_4.jpg
 Описание:
Тревожный зов украинской пустыни
 Размер файла:  152.93 KB
 Просмотрено:  5678 раз(а)

olesh_4.jpg



_________________
«Если одно яйцо фазана закопано в раскаленном песке пустыни, а другое так и болтается по ветру близ заснеженной горы Ху, то в голову тебе приходят неожиданные мысли...»
Хуан Тин-Фу, тайский мыслитель эпохи Дзян, VI век до н.э.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Херсонский форум -> Новости Херсонской области Часовой пояс: GMT + 1
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы

Херсонский ТОП
• Херсонский форум работает на phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
• Администратор форума: Вячеслав Галиченко © 2004-2014
«Херсонский форум» – частный независимый интерактивный веб-ресурс для общения посредством сети Интернет, расположенный в Сети по адресу hf.ua.
Сайт не имеет ничего общего с одноимённой организацией «Гражданская инициатива «Херсонский форум» Андрея Ревтова.