«Октаваг» (о работе «внутреннего ГРУ») Предисловие

Разговоры о политике, политиках и политических партиях. Строго запрещено обсуждение личностей всех пользователей форума, в том числе модераторов
Ответить
Михаил Елфимов
Активный писатель
Сообщения: 145
Зарегистрирован: 21 ноя 2005, 01:35
Откуда: Новосибирск
Контактная информация:

«Октаваг» (о работе «внутреннего ГРУ») Предисловие

Сообщение Михаил Елфимов » 21 ноя 2005, 02:04

«Октаваг»
(о работе «внутреннего ГРУ»)


Предисловие 1

Повесть рассказывает о том, как еще в 1948 г. аналитикам ГРУ Ген.
Штаба стало понятно, что начался неизбежный распад тоталитарной
системы и это тогда, когда были успешно осуществлены 5 основных
государственных программ: индустриализация, коллективизация,
победа в войне, восстановление народного хозяйства, создание
технологии ядерного оружия.

Тогда (после смерти Сталина) перед вновь образованным "внутренним
ГРУ" была поставлена задача найти пути и методы сохранения
существующего государственного строя. В частности, выяснить,
почему проигравшие во второй мировой войне ФРГ и Япония выпускают
самую качественную продукцию в мире с провокационной дешевизной.

В рамках этой задачи было отобрано 18 молодых людей, обладающих
исключительными природными данными. Эти люди были направлены в
ключевые точки экономического развития страны.

Почти 30 лет ими было потрачено на решение этой почти нерешаемой
задачи, котороую они, тем не менее, решили (обнаружили все
основные причины, тормозящие экономическое развитие СССР). А не
решенной эта задача стала только потому, что во власть надо было
допустить определенную долю компетентных специалистов. Но для
власть держащих эта доля была смертельна, так как через небольшой
срок она бы смела "как крошки со стола" тех энергичных
бездарностей, что в большинстве своем старались управлять
государством. Поэтому те тянули до конца, пока СССР не распался.

Однако тема не снята. Даже в первые несколько лет 21-го века
некомпетентность руководства России такая же, как и многие годы
назад.


Предисловие 2


Российскому читателю уже не нужно подробно объяснять, что такое
ГРУ – Главное разведывательное управление Генштаба СССР. Сначала
сенсационный «Аквариум» Виктора Суворова, потом полемичный к
нему «Аквариум-2» Виталия Никольского, а недавно и двухтомное
документальное исследование «Империя ГРУ» А.И. Колпакиди и Д.
И. Прохорова подробно рассказали о структуре и деятельности
органа советской военной разведки.

Книга, которая предлагается вниманию читателя, необычна тем, что
речь в ней идет о внутренней работе ГРУ: на территории
Советского Союза и прежде всего в одной точке – в новосибирском
Академгородке, возможно, самом смелом эксперименте советской
науки и организационной культуры.

Как и «Аквариум» Суворова, «Октаваг» – яркий
человеческий документ, история реального человека, незаурядного
во многих отношениях. В тексте он будет назван «Агван».

Агван – потомок дворянского рода, подобно многим дворянским
фамилиям России имеющего татаро-монгольские корни. Его отец был
крупным филологом-диалектологом, создателем и руководителем одной
из самых эффективных советских разведшкол во время войны. Он
погиб в Польше в 1944 году, когда после проведения успешной
спецоперации позволил себе увлечься чтением древних книг на
армянском языке, пылившихся в польских костелах.

Герой книги, живший в это время в Баку и поначалу почти не
говоривший по-русски, с подросткового возраста становится
объектом внимания и опеки ГРУ. Его природные способности и
свойства характера селективно развиваются в нужном направлении.
Благодаря широким интересам и вовлеченности в студенческую среду
он уже в старших классах владеет математическими, техническими и
гуманитарными знаниями на высоком вузовском уровне. На
республиканской олимпиаде по математике Агван решает все задачи
всех шести вариантов и без экзаменов зачисляется в университет.
Золотая медаль при окончании школы оказывается как бы излишним
довеском…

Поначалу ГРУ ведет воспитательную работу с будущим сотрудником
через молодых женщин-преподавательниц. Интимные отношения
являются частью стратегии эффективного обучения. Примерно со
второго курса Агван начинает общаться с видными разведчиками, а
на последнем курсе получает руководителя – генерал-лейтенанта
Телегина, в прошлом начальника политотдела 1-го Белорусского
фронта, любимца Сталина, в 1956-м попавшего в опалу. В разговорах
с ними определяется его политическая ориентация: безусловная
преданность социализму, но – в какой форме?

Разложение сталинского механизма управления страной при Хрущеве
привело к развитию противоречий между двумя формами
организационной культуры: культурой власти, построенной на
жесткой централизации, функциональности, эффективности и
отчетности, и культурой роли, допускающей автономность многих
структур (бюрократия в чистом виде).

Хотя хрущевская бюрократия сделала очевидный шаг к тому, чтобы у
социализма наконец появилось «человеческое лицо»,
психологическая атмосфера в стране стала «оттаивать» и начали
развиваться естественные, относительно свободные отношения между
людьми, тем не менее, организационные формы этого периода
оказались во многом не эффективными. Производство, наука и
культура перестали подчиняться главной цели сталинского
управления – созданию мощной военной машины, но и не были
переориентированы на цели индивидуального человека. Фактически во
всех сферах жизни стала верховодить показуха, липовая
отчетность, имитация профессиональной деятельности, а за кулисами
начала формироваться обширная каста партийной и чиновничьей
знати, эксплуатирующая государственные ресурсы и все население в
своих целях. Частичная демилитаризация хозяйства и освоение
природных богатств дали заметное улучшение среднего уровня
жизни, но низкая компетентность руководителей и пороки
организации делали труд все менее эффективным. При Брежневе эти
процессы расцвели уже махровым цветом.

В этих условиях и развивается основная проблематика книги. Старые
управленческие кадры, сталинской «железной закалки»,
сталкиваются с интересами хрущевских, а затем и брежневских
выдвиженцев. На уровне внутренних органов это оформляется как
соперничество просталинской военной разведки (ГРУ) и
ориентированной на новую власть политической разведки (КГБ). Хотя
ГРУ теряет многие позиции, создается так называемое «внутреннее
ГРУ», самовольно принимающее на себя миссию скрытого управления
страной, неявного противодействия бюрократам, «латания дыр» и
нейтрализации последствий некомпетентных решений. Оно пытается
формировать очаги «здорового» производства и «здоровой» науки, а
поскольку жесткое силовое управление стало невозможным (по
крайней мере, для ГРУ), сотрудникам военной разведки приходится
вводить элементы организационной культуры, уже совершенно чуждой
социализму, – культуры задачи. В науке таким ориентиром служит
удачный опыт Общества им. Й. Фраунгофера в ФРГ. На локальных
участках, по мере возможностей защищенных от партийного
вмешательства, перед работниками ставятся задачи, решение которых
позволяет им получить коммерческую выгоду, создает мотивацию,
вынуждает осваивать новейшие технологии и активизирует
собственную изобретательность.

Организатором такого типа и выступает Агван. Его редкие
способности проявляются уже в школе - сначала в Красном Кресте,
затем на посту комсомольского секретаря. Всегда защищенный или
подстрахованный структурами ГРУ, он реализует цепочку проектов в
Бакинском университете, учась на матфаке, получая специальность
«математические методы статистики» и являясь вторым секретарем
университетского комсомола. Иногда он жестко действует как
руководитель сталинского типа (построенная им по военному
распорядку воспитательная «школа изобретателя и рационализатора
для молодых партхозактивных и комсомольских бездельников»), но в
большинстве случаев опирается на механизмы мотивации,
стимулирования, предоставления свобод и благ, возможности
использовать часть заработанных денег в личных целях и т. д.
(«Бюро финансовых взаиморасчетов», различные формы улучшения
успеваемости студентов, мастерские для студентов, организация
частных мастерских и прочее). Феноменальная память и
научно-техническая эрудиция позволили Агвану быть единственным в
своем роде экспертом: он хранил в памяти характеристики более
чем 20000 патентов, выданных в разных точках земного шара,
досконально знал юридические аспекты патентоведения, мог быстро
ориентироваться в новых заявках, классифицировать их и назначать
соответствующую оплату – военные эти заявки обрабатывали и
выписывали патенты без бюрократических задержек.

Уникальный бакинский опыт и послужил причиной направления Агвана
после окончания университета в 1957 году, не за рубеж, а в
Сибирь, в почтовый ящик № 39, туда, где в скором времени должен
был вырасти новосибирский Академгородок.

Не будем здесь пересказывать никаких перипетий его дальнейшей
работы. В городке он дожил до преклонных лет, безвыездно, не
считая командировок, имел две семьи и пятерых детей, находился в
гуще событий, пережил хрущевизм, брежневизм, чехарду
временщиков, «перестройку» и ельцинизм. Редкие достоинства и
«крыша» ГРУ не уберегли его от познания научных нравов на личном
опыте: интриги, угрозы, увольнения, постоянная перемен мест
работы (заводы, НИИ, организации разного рода), да и само время
было крайне конфликтным. Закулисная история научного городка
содержит немало такого, о чем не мог рассказать в опубликованных
в советские годы воспоминаниях его основатель академик М.А.
Лаврентьев и о чем другие люди просто никогда не знали. В книге,
составленной по рассказам Агвана, часто встречается знак <…> – не
потому, что пропущенные детали он считает необходимым скрыть, а
лишь потому, что нельзя объять необъятное.

Несмотря на кажущуюся фантастичность отдельных эпизодов,
«Октаваг» – прежде всего история. История страны, история
человека, история нравов, история идей. И, как всякая
невыдуманная история, она продолжается…

Ответить
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Политика»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей