«Октаваг» (о работе «внутреннего ГРУ») Часть 3

Разговоры о политике, политиках и политических партиях. Строго запрещено обсуждение личностей всех пользователей форума, в том числе модераторов
Ответить
Михаил Елфимов
Активный писатель
Сообщения: 145
Зарегистрирован: 21 ноя 2005, 01:35
Откуда: Новосибирск
Контактная информация:

«Октаваг» (о работе «внутреннего ГРУ») Часть 3

Сообщение Михаил Елфимов » 21 ноя 2005, 02:08

Неизвестная страница в истории российской разведки

Часть 3

Итак? 15-летний молодой человек еще в средней школе доказал, что он
способен управлять, при этом не командовать, а запускать процесс. Уже
одно это умение заслуживает того, чтобы этим заинтересовалась разведка.

На вражеской территории редко кому удается занять руководящую
должность. Куда привлекательнее, когда агент умеет запускать творческую
инициативу своего окружения, причем руководящий деятель этого участка
как правило не возражает, чтобы его труд выполнял кто-то из низших. И
при быстром его выдвижении он в большинстве случаев поднимает
за собой это низшее звено.

Исторический пример: Ким Филби был всего
навсего простым журналистом. Подтверждением того, что он мог занимать
высокий пост в разведке, были репортажи из Испании во
время гражданской войны 30-х гг. Он подробно описывал, в чем сила
Франко, и это устраивало обе стороны. Коммунисты, стоящие у власти,
могли бы узнавать сильную сторону врага, а британские правящие круги
воспринимали эти репортажи не больше и не меньше как мнение британского
правительства. Т.е. нашелся человек снизу, который писал так, что без
редактирования это выдавалось как мнение британского правительства.

Только в Москве знали, что Филби является их человеком. Местные же
коммунисты в большинстве случаев руководствовались эмоциями, а не
логикой. Они считали, что репортажи Филби служат пропагандой авторитета
Франко, видели в этом только агитационно-пропагандистскую сторону.
Например, кто финансирует Франко; почему бедные массы охотно идут в
отряды Франко; почему республиканское правительство, где в большинстве
были коммунисты, не захотело дать больше полномочий способному генералу
и т.д. На все эти вопросы Филби правильно ответил - что профсоюзная
мафия у коммунистов бездарна. За такой вывод Франко наградил
британского журналиста высшим орденом Испании, а британская разведка
окончательно решила подготовить его для руководящей должности.

Оказывается, надо знать, какие факты надо констатировать. Все описанные
Филби факты неоднократно перепроверялись. Оказалось, что не было
никаких передержек. Следовательно, Филби не командовал, а запускал
процессы - творчество Филби перечитывалось во всех руководящих уголках
Лондона, что было очень редко для чисто журналистских проработок.

Можно привести очень много примеров, когда описание реальных фактов
служило реальным целям политики. Например: репортажи Р. Зорге из Японии
в провинциальной газете "Франкфуркте Цайтунг" воспринимались в
министерстве иностранных дел фашистской Германии как собственные
проработки. Неоднократная проверка фактов Зорге показывала, что речь
идет о реальном их описании. Выжимка из его статей еженедельно шла на
стол фюрера...

Но продолжим речь о формировании молодых кадров разведки. В данном
случае интересным являются два аспекта. Первое - это личная жизнь
молодого человека, т.к. этой жизнью можно управлять ненавязчиво, к тому
же хорошее знакомство с закономерностями в данной области является
одним из средств распознавания противника.

По мнению разведки в целях вербовки людей следует делить на 4 класса.
Первое - это секс-извращенцы. Такие люди очень сильно нуждаются
в деньгах, чтобы невинных партнеров завлекать в свою сферу.
Следовательно, большинство из них охотно становятся наймитами
и представляют особый интерес. Их распознавание связано с физиологическими
закономерностями, которые оставляют следы на кожном покрове... Вторая
группа - это люди, которые занимаются нормальным сексом, но они этим
злоупотребляют из-за излишков физиологических запасов... Существует
определенная физиологическая норма: частота совокуплений между мужчиной
и женщиной. Здесь эти нормы перекрываются в 3-4 раза. Такой образ жизни
сказывается на внешности человека, например на глазах...
Нервы у этих людей на грани истощения. Они не любят думать, т.к. их
мысли постоянно заняты тем, как бы не упустить возможность
совокупления. Третья группа - это нормальные семьянины. Эти люди
знают меру. Могут временами быть на уровне второй группы, когда этого
требует жена или любовница. Но после этого наступает время
восстановления сил, которое воспринимается с пониманием женой или
любовницей. Такие люди интересны тем, что они большинство своей энергии
тратят на логику и анализ событий. И, следовательно, они являются
руководящими инстанциями. И, наконец, 4-я группа, которая с отвращением
смотрит на секс. К числу таких людей относятся и священники, но не все, т.к. и среди священников встречаются и извращенцы, и секс-гиганты, и
семейные...

Быть священником означает жить в комфорте и обладать
достаточными финансовыми поступлениями. Вопрос лишь в том, что только 38%
из них всерьез верят в Иисуса Христа и соблюдают ограничения на личную
жизнь ради религии, а остальные 62% имеют каких-либо монахинь или
прислуг, с которыми они поддерживают необходимую физиологическую связь.
Разумеется, все это в тайне от общества: любая конспирация невозможна
без достаточного количества денег. Но у священника эти деньги всегда
имеются в достаточном количестве. Кроме священников в 4-ю группу входят
импотенты и неудачники. Все эти люди интересны для разведки. Ибо
священник – это, как правило, родственник человека, у которого есть секреты,
в том числе и государственные. Импотенты сами ищут партнеров для
собственных супруг. А это способ внедрения разведчика в руководящую
среду. И, наконец, неудачники - самая подходящая среда для вербовки.
Особенно тогда, когда вербуют женщины, которые и сами не прочь возродить
интерес к сексу у вербуемого. Было замечено, что в этом отношении наибольшими
успехами пользуются немецкие женщины. Т.к. фактор терпения, присущий им
в восстановлении секс-функции неудачника, здесь является решающим. Все
это указывает на то, что молодой человек, предназначенный для разведки,
надлежит обязательному секс-воспитанию. Сюда входят подробные сведения
по биологии секса и практические навыки, т.к. секс-процессы происходят
под контролем инстинктов, и т.к. все должно быть доведено до автоматизма.
Кроме этого воспитатели секс-поведения должны учитывать, что непомерный
секс может развратить человека и сделать его непригодным для
интеллектуальной деятельности. Согласование всех этих противоречивых
условий есть секрет фирмы каждой отдельной разведки мира.

Наш герой впервые встретился с сексом, когда он учился плаванию и
ежедневно встречался с женщинами. Как только его первая
наставница, белогвардейка, тренер по плаванию заметила возбуждение...
тут же стала рассказывать о том, что, к сожалению, воздержание может
привести к импотенции, а это большая трагедия для человека. Поэтому они
стали всерьез обсуждать, каким образом найти подходящую партнершу. Но
вскоре речь пошла о том, как быстрее поставить рекорды по плаванию.

Она рассказала о парадоксе Грея: дельфин плавает быстрее, чем это позволяет
сопротивление воды. Была приобретена литература по парадоксу, и молодой
человек понял, что дельфин образует волну, проходящую через все тело от
головы до хвоста, а волна дает дополнительную тягу. Наставница сказала,
что человек тоже в состоянии оседлать волну и что даже для новичка это
экономит лишние секунды. Но каким образом эту волну образовать? Человек
способен на поперечные колебания, например в сексе, вопрос лишь в том
чтобы научиться производить поперечные колебания в верхней части
туловища. Договорились, что сначала молодой человек ознакомится с
секс-колебаниями и она сама предложила себя в качестве объекта для
упражнений. Поэтому было выбрано ночное время для тренировок.

Сначала эйфория. Шутка ли, получить красивую женщину в свое полное
распоряжение? И как счастлива сама женщина от подобных совокуплений!
Но эйфория продолжалась не более 2 месяцев. После этого он был вынужден
научиться оседлать волну, в результате чего была снижена частота встреч.
Зато появились спортивные успехи, о которых подробно расписывала
республиканская молодежная газета. Дело дошло до того, что ведущий
спортивный вуз по плаванию (Ленинградский институт физкультуры) проявил
заинтересованность иметь молодого человека своим студентом. Для этого
требовался лишь аттестат зрелости. Неоднократно проходили соревнования
на спортивных площадках этого института, и нашему герою всегда
обеспечивалось устойчивое 3-е место. Наставница всегда была рядом и она
рекомендовала ни в коем случае не занимать 1-го места, т.к. пристанут и
не дадут получить нормального среднего образования. Естественно, перед
каждым соревнованием происходила бурная встреча. На вопрос о том, не
является ли это излишней тратой сил перед соревнованием, она
разъяснила: секс - это не только воспроизведение потомства или
удовольствие, но и разновидность питания, когда биологически активные
вещества, воспроизводимые одним, потом через кожу половых органов
попадают в кровь, минуя желудочно-кишечный тракт. Т.е. перед
соревнованиями он и она получали дополнительное количество энергии
из-за того, что повышается способность крови к кислородному обмену,
которого как раз хватает на стрессовое время соревнований. Поверить в
это было легко, т.к. после совокупления с наставницей он ощущал
легкость, особенно в области плечей и шеи. А во время плавания, во время
оседлания волны, он ощущал такую же эйфорию, как и во время
совокупления. Поэтому ему с трудом удавалось пропустить вперед себя
двух пловцов.

Вторая женщина <...> оказалась ненасытной... <...>

Вскоре он вынужден был признать, что наставница по плаванию была права:
кожа половых органов действительно другая и отличается от обычной.
Кроме того, он узнал о таких малоизвестных фактах, что внутри женского
полового органа существуют полезные "соки", которые лечат болезни десен
мужчин. <...>

После секса вторым фактором в воспитании разведчика является его
отношение к идеологии советской власти и практическое отношение с
местными партийными и комсомольскими руководителями. Парадоксом
является то, что, начиная со второго курса, он уже начал поддерживать
связи с видными разведчиками, а те поголовно были критически настроены
против советской власти. Их доводы таковы: что для всесторонне
информированных кадровых разведчиков среднее звено партийного и
комсомольского руководства выглядело дилетантами в вопросах, которые
они решали, причем очень опасно для будущего разведчика снабжать
информацией это среднее звено, т.к. они тут же вырвут его из этой среды
и будут пользовать как информопроститутку. Т.е. полтора десятка
товарищей сделают карьеру за его счет, а он в итоге окажется
ненужным ни разведке, ни партии. В качестве примера ему были приведены
судьбы десятков людей, которые по патриотическим или идеологическим
соображениям помогали партийным выдвиженцам делать карьеру, но их самих
никогда не выдвигали, т.к. они были наиболее информированы и могли
составить им конкуренцию на первые места в партии и государстве. Их
довод: не хватало, чтобы разведка проглотила Политбюро, и тогда интересы
рабочего класса якобы были бы игнорированы (еще тогда эти люди
чувствовали, что такое может произойти, и это произошло во времена
Ельцина-Путина).

Для нашего героя, достигшего на 3-м курсе положения, когда у него под
контролем оказалось больше денег, чем у ректора, среднее звено
политического руководства республики пыталось любыми средствами
прервать его учебу в Университете и накопленные им деньги потратить на
партийные нужды. В то время основной доход приносили не связи с
заводскими конструкторами (это было в начале), а финансовые
взаимоотношения с изобретателями и рационализаторами, которые
предлагали принципиальные схемы для измерения чего-то.
Практика показала, что именно новый прибор является началом
новой технологии. Например: простой рабочий со средне-техническим
образованием предложил прибор, который позволял три конвейерные линии
объединить в один конвейер со значительным повышением качества конечной
продукции. А т.к. главный инженер и главный технолог завода хотели
"наложить лапу", наш герой на военном самолете улетел в Москву и
вернулся через день с патентом на имя рабочего. На заводе того уволили
с работы и лишили премии. Тогда из имеющихся в университете денег
молодому рабочему была выписана его годовая зарплата и его приняли в
университет в качестве старшего лаборанта несмотря на запись в трудовой
книжке, что "уволен за злостный прогул". Университет использовал этого
рабочего в составе комиссии по реконструкции заводских конвейеров, что
приносило большие доходы в университет. Протесты главного инженера и
главного технолога завода были проигнорированы. Особенно их возмутило
то, что рабочего приняли на заочное отделение университета и через год
ему дали должность старшего инженера, которую мог бы получить только
человек с высшим образованием. Когда же интересы главного инженера и
главного технолога пытались защитить партийные руководители, ректор
пригрозил разоблачительной статьей в газете "Труд".

Для будущего разведчика эти факты были достаточны, чтобы сформировать
свою будущую политику по отношению к финансовым университетским
потокам. Поскольку патентование становилось главным рычагом
технологического прогресса, он нанял 10 самых лучших
специалистов-патентоведов в республике, чтобы те объяснили все тонкости
патентования как у нас в России, так и за рубежом. Этим патентоведам для начала
выписали их годовую зарплату и каждый месяц дополнительно платили
полугодовое "жалование". Молодые люди из юридического, экономического и
химического факультетов "допрашивали" их на износ, а те из патентоведов,
которые отказывались или не могли работать в таком режиме - были уволены.
Финансовые потоки в университете усилились, особенно после того как
научились патентовать за рубежом, т.к. это был источник иностранной
валюты. ГРУ конфисковывало всю валюту и выдавало эквивалент в советских
рублях. Это был, оказывается, очень удобный способ зарабатывания
иностранной валюты для нужд ГРУ. Впоследствии выяснилось, что валюта
поступала в кассы международной федерации демократической молодежи...
Университетские деньги удваивались и утраивались. Увеличивался
поэтому и фонд ректора.

Положение стало осложняться тем, что с одной стороны наш герой ощутил
повышенное внимание ГРУ, а с другой - повышенное внимание руководства
партхозноменклатуры республики. Эмиссары ГРУ поясняли, что он стал на
скользкую дорогу для информационной подкормки партхозактива и в этом
смысле руководители ГРУ хотят видеть, чем это кончится? Снова с ними
пошли разговоры о недостатках советской власти и о людях, которые сумеют
ликвидировать этот конфликт в будущем. К своему удивлению и возмущению
наш герой был информирован, каким образом формируется партхозактив и
каким образом этот процесс финансируется... Обилие денег в университете
вызвало большой поток попрошаек, которых вдохновляли его якобы почетные
роли формирования партхозактива республики, но получали категорический
отказ под тем предлогом, что деньги предназначены только для
изобретателей и рационализаторов. "Да, вы хорошие люди, заслуженные и
полезные обществу, пусть о вас заботятся другие фонды в республике, а
наш фонд имеет патриотическую цель - дать возможность изобретателям и
рационализаторам создать на собственные деньги мастерские и в случае
необходимости нанимать знающих людей для "ликбеза"."

Представители партхозактива пытались влиять на это дело, например,
составляли отдельные рекомендации изобретателям и рационализаторам.
Наличие таких рекомендаций вызывало подозрение, пришлось несколько
месяцев подряд изучать патентный архив. И составить от имени
университета за подписью ректора ответ с указанием тех патентов,
что перекрывают их изобретение, т.е. получилась скандальная ситуация -
рекомендации партхозорганов оказывались у тех, кто воровал чужие
открытия. Об этом неоднократно писали республиканские и другие газеты
и объяснялось это тем, что партхозактив выдвигает людей хороших,
энергичных, которые только после некоторого времени догонят и
перегонят профессионалов, а в университете люди не хотят ждать
и требуют добротной продукции именно сейчас и сию минуту. Такое
объяснение снимало противоречие, но денег в карманы
партхозактива не прибавляло.

Тогда к нему приставили агитаторов, цель которых - уверять, что
все деньги должны быть перечислены в кассы партхозактива. Агитаторы,
люди с высшим образованием, выпускники исторического факультета
университета объясняли крепость советской власти тем, что
партхозактив укомплектовывается людьми, детские годы
которых были проведены в нищете, но они быстро откармливались и
набирали нормальный вес человека, их переженивали на развратных дочерях
партхозноменклатуры, где они попадали в условия полного комфорта. Таким
образом эти выдвиженцы своим благополучием были обязаны партии. При
исключении их из партии они возвращались в свое нищенское положение.
Жену с детьми отбирали, т.к. он уже не мог их достаточно содержать, и
таким образом давали понять выдвиженцам, что во всем они должны защищать
партийную точку зрения. Агитаторы говорили нашему герою, что именно
благодаря этой системе советская власть крепка, но именно этим самым
они внесли наибольший вклад в формирование его точки зрения о
неразумности советской власти. Поэтому деньги партхозактиву так и не
достались. Ибо если это давно отлаженная система, то ее путь финансирует
свой фонд. После этого молодые попрошайки приходили в университет и
говорили, что в комсомольской традиции - деньги назад брать там, где их
получали из касс зваимопомощи и профвзносов многих заводов и фабрик.
Для нашего героя это было протрясающим открытием - какие-то безработные
молодые люди (освобожденный от работы комсомольский актив) приходили и
просили поставить их на довольствие якобы потому, что они потом будут
энтузиастами сохранения советской власти.

Приученный к сдержанности и тактике компромиссных решений, по совету
своего окружения наш герой предложил создание школы изобретателя и
рационализатора для молодых партхозактивных и комсомольствующих
бездельников. Начальником школы формально был определен ректор, но вся
власть находилась в руках университетского комсомола. Школа имела
некоторые особенности и вызывала ярость у партхозактива. Но по началу
они молчали, т.к. сам факт существования школы при университете они считали своей победой над интеллигенцией.

Во-первых, школа находилась в 40 км от
городской черты на заброшенных военных площадях. Во-вторых, юные
оболтусы были обеспечены надлежащим питанием, одеждой, состоящей из
одного комбинезона светло-голубого цвета, и красивыми сандалиями на босу
ногу. Лабораторное оборудование подбиралось под конкретные темы:
искровая обработка металлов. Оказывается, при помощи электрической искры
можно выточить деталь со сверхвысокой точностью, поэтому было решено,
что каждый должен научиться вытачивать собственную скульптуру в металле
при помощи искровой обработки. Здесь учили и процессам штампования
(скульптура внутри была пустой), и для каждого ученика был создан
отдельный маленький кабинет, где он без помощи других мог заниматься
этим ремеслом. Учебный день начинался с гимнастики, потом завтрак,
потом кинофильм, где демонстрировались опыты, которые показывали
физические эффекты, например, сколькими способами можно выработать
искру и какие из них безопасны. После кинофильма каждый должен был в
своей конуре воспроизвести то, что он увидел в кинофильме. Если все было
удовлетворительно, то наградой были две кружки пива и 4 сосиски с
французской булкой. Если же опыт не воспроизведен - их выселяли из
каморки и переселяли на первый этаж на казарменное положение. Они
выполняли наряды вне очереди. Их там снова учили этому опыту и
заставляли установку разбирать, собирать и запускать. Таким образом ни
один из учащихся не мог увильнуть от того, чтобы усваивать физический
эксперимент. Все знали, что рано или поздно они все это сделают, поэтому
увиливать было не выгодно. А тем, кто воспроизвел эксперимент с первой
попытки, предоставляли 4-часовой отдых, из которых 1 час на сон. С 16 до
20 ч шли занятия по общим дисциплинам. Учили их элементарной математике
и черчению, которые считались профилирующими дисциплинами. Тем, кто
в течение недели не получал замечаний, разрешали на 2-4 часа съездить в
город и привезти женскую особь. Их называли семейными. Но они жили в 20
км от основного здания в лесной чаще, окруженной бором. Примерно треть
таких женщин быстро усваивали курс изобретателя и рационализатора и
наравне с другими получали документ о прохождении курса. Остальные
женщины занимались сексом и налаживанием быта для своих повелителей.

Разумеется, такой комфорт вызывал зависть и ярость среди других
учеников. Но они ничего не могли поделать, т.к. дорога 40 км до города
требовала много времени чтобы до него добраться, а военные патрули
отлавливали их и возвращали в школу. Таким образом 6 месяцев школы
убеждали этих бездельников, что о них позаботятся лишь в обмен на
дисциплину. По выходным они ели шашлык из осетрины с красным
кахетинским вином. Закончившие учебу распределялись по заводским
лабораториям и от них был очень существенный толк. Но взвесившиеся
активисты партхозактива стали мусолить слухи о порядках школы, которую
они называли школой гладиаторов.

Второй выпуск этой школы занял 4 месяца. И точно также они нашли себе
место в заводских лабораториях и мастерских. Третий выпуск этой школы
предназначался для руководящих должностей, но этот выпуск учился всего
1 месяц, после которого вся школа забастовала. Требования были простые.
Не только тем, кто успешно завершил опыт, но и всем давалось пиво и
сосиски. Не только тем, кто осваивает программу, разрешалось общение с
женщинами, но и всем остальным. И, наконец, требованием, чтобы по выходным
их отпускали по делам и для общения с родственниками. Инспектор ГРУ,
который постоянно присутствовал в школе, перестал их кормить, т.к. они
как забастовщики, не ходили в мастерские, и в ближайшие выходные отпустил
всех по домам. Автобусы их привозили к 1-й остановке трамвая, но в
понедельник утром автобусы за ними не пришли - школа была закрыта.
Ничего не помогло, ни заступничество секретарей горкома партии, ни
райкома, т.к. эти люди добровольно объявили забастовку и хотели
устанавливать свои порядки. Таким образом, университет легко общался с
выдвиженцами партии, но не сложились отношения с теми выдвиженцами,
которые должны были занимать руководящие позиции в партаппарате.
Ректор обосновал это обстоятельство тем, что аналогичные школы должны
быть организованы для таких людей специалистами педагогического
института под руководством высшего руководства паршколы республики, при
этом предоставив всю документацию первых двух выпусков...

Но ни ВПШ, ни пединститут не захотели этим заниматься, давая понять, что
режим школы гладиаторов для них неприемлем. Но каким образом держать в
рамках анархически настроенных молодых людей, они не знают, и
только берутся эту тему разрабатывать. Отложили это дело на год. Но и после
года те же ребята требуют распределения благ всем поровну, а когда это
было налажено, они все переселились на первый этаж и заставляли делать
эксперименты некоторых своих товарищей, а остальные только глядели. Но
физический эксперимент имеет свою психологическую подоплеку. Одно дело
самому разбирать и собирать собственными руками, другое дело – смотреть,
как это делают другие. У последних всегда в общей картине появляются
лакуны (пробелы) знаний. И у них не было возможности развивать дело
дальше. Привыкшие всегда орать на подчиненных и "украшать"
неубедительные доводы шипением, такие люди не могли организовать ничего
без помощи представителей школы 1-го и 2-го выпуска.

После этого авторитет нашего героя резко возрос. Молодые члены
партхозактива приглашали его на лекции: каким образом все-таки
организовывается управление? Проспект лекций был одобрен ректором. В нем
говорилось о ремесленном и творческом подходе при организации любого
дела. Да, ремесленный метод основан на подражании чужим действиям,
быстрее вводит в дело, и смекалистые молодые люди быстро входят в суть
дела и становятся полезными людьми. Обучение же творческому методу
управления требует больше времени и наиболее успешно происходит тогда,
когда устранен эмоциональный фон. Довод: дети без родителей в детских
домах быстрее осваивают технические премудрости, чем дети, у которых
есть нормальные семьи, братья и сестры. Они вынуждены большую часть
своей духовной энергии тратить на общение с близкими людьми. Таким
образом нежность - это яд для изобретателей и рационализаторов. Зато
родительская нежность - хорошая школа для выращивания будущих
гуманитариев. Вот почему дети республиканских руководителей не
приживались в наших школах, где нет источников положительных эмоций за
исключением того, что эти положительные эмоции у них появляются после
очередного творческого упеха как свидетельство гордости за их
собственную профессиональную состоятельность. Этот последний довод
вызвал особую ярость у руководителей столицы и республики. Выступления
в открытой печати о том, что родительская нежность это яд для
изобретательства, многие рассматривали как откровенное хулиганство.

В университет приходили фининспекторы с целью конфисковать деньги.
В это время наш герой больше всего почувствовал ослабление своей позиции -
возможность отчисления из университета. В это время из воронежского
университета пришла бумага с предложением перевести его в их
университет для продолжения учебы. Особенно произвело впечатление то,
что из воронежского университета для быстрого оформления бумаг приехал
заведующий военной кафедры. Ректор лично переговорил с первым
секретарем горкома партии, и решили, что с уходом студента уйдут и все деньги,
которые питают университетских сотрудников.

Наш герой на неделю уехал в
воронежский университет. По возвращении он объявил, что оставит вместо
себя представителя, который соберет заявки на изобретения и отправит их в
Воронеж. При этом изобретатели и рационализаторы республики не
пострадают. Первый секретарь пригласил к себе воронежского
представителя и они долго беседовали.

После этого вместе с воронежским
представителем наш герой уехал на месяц в Подмосковье, где ему дали
понять, что он зачислен слушателем в высшую школу разведки для особо
одаренных молодых людей. Такая одаренность выяснилась, когда его
спросили: знает ли он какие-либо стихи наизусть. Оказалось что он знает
2000 страниц на 4-х языках. После этого оригиналы этих стихотворений
были найдены, по этим текстам составили цифровые тексты, которые передавались
по радио. Наш герой мгновенно распознавал тексты стихотворений,
дешифруя их на ходу. Например, из статьи о сельском хозяйстве он
восстанавливал текст, содержащийся в этой статье - последние сведения,
полученные о западно-германской разведке через ГДР.

После этого началась "инвентаризация" знаний. Выяснилось, что практика
в анатомичке мединститута полностью совпадает с курсом по
секс-подготовке в высшей школе разведки. Также были зачтены общие
предметы по марксизму-ленинизму, диалектическому материализму,
иностранным языкам, математике, физике и химии. Особенно
понравилось начальству умение составлять вычислительные схемы
для программистов с учетом узкой специальности "математические методы
статистики". После сдачи соответствующих "минимумов" ему присвоили
звание старшего лейтенанта и определили в охрану, т.к. по возвращению
в университет появлялись группы молодых людей, норовивших
его избивать... <...>

На последнем курсе университета у нашего героя произошли некоторые
изменения. У него появился руководитель - наставник генерал-лейтенант
Телегин - бывший начальник политотдела 1-го Белорусского фронта,
которым командовал маршал Жуков, чьи войска взяли Берлин. Телегин
был любимцем И. Сталина, поэтому после утверждения всей полноты
власти у Хрущева в 1956 г. стали преследовать особо приближенных
к Сталину людей. Телегина неоднократно избивали, но его авторитет
в главном политуправлении советской армии был настолько высок,
что его каждый раз выпускали на свободу. Это дало ему
возможность узнать, кто стоит за полуграмотным Хрущевым и кто в
государстве теперь принимает решения, когда сам верховный руководитель
Хрущев не видит проблем, стоящих перед страной.

Хрущев умел вырывать
партийные документы и выдавать их за свои. Например, речь о культе
личности была составлена не им самим, а группой партийных идеологов во
главе с секретарем ЦК КПСС Поспеловым, который в то время фигурировал
как главный теоретик по марксизму-ленинизму. Как только материал
показали Хрущеву, он вызвался сам обнародовать этот текст. В то время
многие партийные идеологи недоумевали: в 1-м основном докладе Хрущева
на XX-м съезде он призвал делегатов почтить память Сталина вставанием, а
в неофициальном докладе в узком кругу, а потом и перед большинством
делегатов съезда он уже сообщил о необоснованных репрессиях.

Ближайшее
окружение Хрущева не стало разбираться, кто из силовых министров в этом
замешан, а кто из патриотических побуждений служил своему народу - иначе
тогда нельзя было служить. Произошла большая выбраковка кадров -
как старых, так и молодых. И наш герой попал в этот список из-за того,
что он был связан с генералом Телегиным и его окружением.

Некоторое
количество горечи добавили республиканские партийные работники, которые
считали, что наш герой, несмотря на несомненные способности, презирает
советский строй, особенно практику комплектования партхозактива из
низшей среды населения. <...> Поэтому считалось, что его нельзя
пускать за рубеж. Он должен остаться дома и в конечном счете стать
помощником партийных выдвиженцев без перспектив на руководящую
должность. Но новое партийное руководство не понимало, что имеет дело с
профессионалами (Телегин) и что, уходя на пенсию, эти генералы
продолжали держать все важные нити, связанные с советской агентурой за
рубежом, не передавая ее государству. Хрущевисты об этом знали, но
особенно не горевали, т.к. важнейшие сведения, затрагивающие интересы
страны, все же передавались государству, хотя и в сокращенном виде.

У Хрущева был доступ к ресурсам и он назначал на
государственные должности своих сторонников. Они надеялись набрать и
обучить молодых людей, чтобы полностью заменить вакантные должности в
разведке. История показала, что Хрущев был неправ. Ибо когда,
начиная с 1967 г., стали случаться провалы советской агентуры за
рубежом, то все предатели были слушателями разведшкол хрущевского призыва.
Хрущевисты этих молодых людей агитировали - служите, и у вас будет
благополучие. Однако за рубежом это благополучие было значительно выше
и, согласно хрущевской идеологии, все они выбрали зарубежное благополучие
как более приемлемое.

Нашему герою пришлось пережить конфликт с одним из таких хрущевских
выдвиженцев. В некоторых детдомах за счет университетских денег было
установлено оборудование, выписанное из ГДР и Швейцарии. Мальчики и
девочки в детских домах (14-16 лет) увлеклись новыми техническими
игрушками и стали предлагать такие приспособления для заводских
конвейеров, которые вызвали изумление у главных инженеров и технологов. Было
сделано предположение, что наш герой нарочно игнорирует большевистскую
"золотую молодежь" и все свои творческие находки направляет в детские
дома в отместку за их отношение к нему.

Появился ропот, что надо
демонтировать оборудование из детских домов и перенести его в новое
крыло дома пионеров. Тогда дети высокопоставленных особ могли бы его
посещать, не допуская "посторонних". Такой демонтаж взял на себя 2-й
секретарь горкома комсомола и жена министра здравоохранения республики,
у которой было двое детей, и которые искренне хотели приобщиться к
техническому творчеству. Наш герой предложил закупить гораздо лучшее
оборудование за рубежом для дома пионеров, на что потребовалось бы два с
половиной месяца. Университет готов был оплатить все расходы с тем,
чтобы там командовали бы преподаватели пединститута вместе с
лабораторией физического факультета университета... Однако золотая
молодежь ждать не захотела... Пришедшие демонтировать рабочие встретили
решительный отпор какой-то разъяренной группы молодых людей, как потом
выяснилось, бывших выпускников этого детдома. Многие из них, в основном
ФЗУшники, приходили в свой детский дом и обучали подростков слесарному
и токарному делу... <...> Инициаторам демонтажа так "досталось на
орехи", что их личная карьера на этом и закончилась...

Продолжение следует.

Ответить
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Политика»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей