«Октаваг» (о работе «внутреннего ГРУ») Часть 11

Разговоры о политике, политиках и политических партиях. Строго запрещено обсуждение личностей всех пользователей форума, в том числе модераторов
Ответить
Михаил Елфимов
Активный писатель
Сообщения: 145
Зарегистрирован: 21 ноя 2005, 01:35
Откуда: Новосибирск
Контактная информация:

«Октаваг» (о работе «внутреннего ГРУ») Часть 11

Сообщение Михаил Елфимов » 21 ноя 2005, 02:19

Часть 11

Период, описываемый в этой главе, охватывает пятилетие. Он начинается с
чешских событий и завершается чилийскими событиями. В этот период
начинаются крупные провалы советских разведчиков; он охватывает
столетие со дня рождения Ленина; начинается дискуссия о маленькой
шведской Академии наук, которая играет роль Академии наук ООН, и каким
образом они выбирают нобелевских лауреатов.

В это время наш герой испытывает силу тоталитаризма на собственной
шкуре из-за его отказа от соавторства с бедными научными сотрудниками,
принимая условия сотрудничества с ними только за деньги. В этом периоде был
первый опыт работы в сельхозакадемии и возвращение в Академгородок на
работу в НИИ Систем. Второй законный брак и рождение старшей дочери.

Никогда в жизни нашего героя не было такого насыщенного периода,
наступления таких крутых событий и необходимости тяжелого морального
выбора.

Итак, он генерал после завершения чешских событий: спрашивается, за что?
Дело в том, что чешские события были поворотным пунктом в международном
коммунистическом движении. Сама Чехословацкая республика стала
социалистической (коммунисты получили всю полноту власти) не сразу
после Второй мировой войны, а спустя 3 года, в 1948 г. мирным, хотя и
драматичным путем. Богатые чешские прослойки, составляющие 12% населения,
оставались в своих дворцах и прочих удобных квартирах и продолжали
мыслить по-буржуазному. И люди, выходящие из этой среды, выполняли важную
общенациональную роль: ведали организацией внешней торговли и весьма
успешно.

Чешские автомобили и чешские ботинки выполнялись в большей степени в
экспортном варианте и весьма успешно не уступали рынок конкурентам.
Таким образом национальные финансовые потоки определялись этой
прослойкой, а не коммунистическими руководителями, которые, разумеется,
захватили все ключевые посты в правительстве и столь же успешно
уничтожали ту интеллигенцию, которая якобы пыталась продавать
промышленные секреты Чехословакии за рубеж и тем самым якобы подрывать
чешскую конкурентоспособность за рубежом.

Например, что могло быть общего тогда между социалистической
Чехословакией и весьма одиозной расисткой ЮАР со своим апартеидом?
Ответ: остроносые босоножки для женщин, которые выглядели красивее всех и
носились дольше, чем продукция остальных поставщиков.

Для всего коммунистического правления чехословацкая экономика была особым
даром, которым к сожалению не воспользовались коммунисты. Наглядно было
доказано, что провалы советской внешней торговли объясняются не холодной
войной, а качеством продукции. Идеология организаторов советской внешней
торговли выглядела несколько странной. Например, они объясняли успехи
японского автомобилестроения не технологическими качествами (удобство,
надежность), а дешевизной японских автомобилей на мировом рынке, которой
они добились эксплуатацией японских трудящихся. А вот как объяснить
увеличение продолжительности жизни японцев, в том числе японских
автомобилестроителей, - об этом не только помалкивали, но и научных
работников, которые обращали на это внимание, скандально изгоняли из
науки. И нашего героя могли бы тоже изгнать из Академгородка, если бы не
твердая рука ГРУ.

Пикантность чешских событий заключалась в том, что "вдруг" все
обнаружили, что чешская промышленность морально устарела, и наблюдались
явные признаки угасания внешней торговли. Тогда в центре внимания
общественности возник самый каверзный вопрос: а правда ли, что диктатура
пролетариата действует в интересах всех прослоек общества; а правда ли,
что рабочий класс - самый прогрессивный в истории человечества? С чего
это ради пролетарские руководители, стремясь осчастливить всех, проедали
инновационный фонд промышленности, растрата которого в иных экономиках
считается кощунством. Без понятия инновационного фонда не может
существовать современное государство. А тут всесильные коммунистические
руководители Чехословакии "затыкали" этими деньгами какие-то дыры в
экономике, а в стране образовались длинные очереди за зарплатой со
стороны резвых пролетариев. А государство не отпускало денег из Госбанка
из-за перебоев с валютными поступлениями. Возмущены были все: и рабочие,
которые не получали зарплату за (честный, никому ненужный) труд,
и буржуазные круги за то, что их социальная база суживается
из-за уменьшения внешней торговли. Возмущалась часть коммунистической
интеллигенции, которая была в обиде на то, что с ее мнением не особенно
считались. Сюда входили даже чешские органы безопасности.

Главной оригинальностью чешской коммунистической власти была так
называемая рабочая милиция. В трудные моменты эта милиции оказалась
более эффективной силовой структурой, чем официальные органы, где было
много выходцев из буржуазных кругов со своей буржуазной психологией.
Сотрудники этой милиции днем работали на фабриках и заводах, а после
собирались на военный всеобуч. Такой структуры не было ни в одной
коммунистической стране. По эффективности их вмешательства в социальное
противостояние они далеко превосходили СС в Германии... Так как
население боялось СС, а здесь были свои же рабочие, свои родные люди,
поэтому они пользовались усиленной поддержкой у населения. И вот
теперь наступил перелом. Из-за нехватки денег этим ребятам перестали
платить зарплату. Главный вопрос, на который не было ответа: кто виноват
в отсутствии денег? Поэтому рабочая милиция уже не могла стать
классовой силовой структурой, поддерживающей верховную власть в стране.

Для нашего героя трудность морального выбора заключалась в том, что
начало исполняться то, что он предсказывал. С таким трудом созданная
советская промышленность (и промышленность стран народной демократии)
находится в руках отбросов человеческого общества, а грамотные люди в
этих странах занимались лишь защитами диссертаций. Не хватало
общественной прослойки, которая взяла бы на себя роль транспортера новых
технологических сведений из науки в промышленность. Поэтому в
определенном смысле все проработки и все доклады в Центр ГРУ
подтвердились однозначно. Он неоднократно писал о глубокой пропасти
между советскими научными сотрудниками и заводскими хозяевами. Он писал
о трудностях психологического порядка, связанных с большими стрессами,
которые наиболее существенные научные сотрудники не хотят испытывать за
одну зарплату. Что вознаграждения за внедрение научных открытий в
производство идут не тем, кто испытывал на заводах стрессовые перегрузки,
а научным открывателям этих технологий, которые продолжали жить в
тепличных условиях науки. И что наиболее справедливое разделение этих
доходов лучше всего провести по "серебряному сечению" - 28%/72% в
пользу внедрителей.

Но с другой стороны в самой Чехословакии оказавшиеся у власти де-факто
буржуазные круги вели переговоры с Западной Германией о территориальном
объединении этих государств с той областью Чехословакии, которую Гитлер
в свое время оторвал от нее из-за того, что там было в большинстве
немецкое население - так называемые "Судеты", куда стали прибывать старые
хозяева и немецкие воинские части. После Второй мировой войны Судетские
немцы были выселены (около 1,5 млн. человек), и Судеты были возвращены
Чехословакии. Землячество Судетских немцев в Западной Германии стало
впоследствии мощной финансовой организацией, которая предложила
Чехословакии просто выкупить свою старую собственность (землю). Но это
било по репутации СССР, который подарил Судеты чехам.

Наш герой вдруг ощутил собственную значимость, когда на него вышли
представители славянского комитета СССР - идеологические наследники
славянофилов, которые существовали в России около двух столетий. Их цель
была - создание единого славянского государства: на деле речь шла о
расширении СССР, включая в себя все славянские государства, в том числе
Румынию и Грецию. Несколько странным выглядело предложение о выборе
Еревана столицей нового государства, пока не освобожден Стамбул - бывший
Константинополь - от турок.

Наш герой сказал этим ребятам, что создание единого государства
необязательно. Вполне достаточно, чтобы финансовые потоки всех
упомянутых государств формировались из единого центра. Для этого в
Ереване следует открыть Южно-восточный славянский банк, а уж пересилит
ли филиал (Стамбул) основной банк (Ереван) - это покажет ваша
расторопность и время. Но препятствием этому является то, что общинная
психология славян придает чрезмерное значение администрированию, нежели
финансовым операциям. Все это еще можно обойти, если решить
проблему внедрения лучше, чем в Западной Германии, где создана наиболее
прогрессивная форма государства - общество им. Й. Фраунгофера.

По существу разговора с представителями славянского комитета, длившегося
более трех месяцев, было решено: вернуть Чехословакию в социалистический
лагерь военной силой, пришедшее в Судеты немецкое население заново
выселить, а из воинского контингента Западной Германии, находящегося на
территории Чехословакии, никого в плен не брать - всех уничтожить
поголовно.

Такие суровые меры по отношению к западным немцам были знаком того, что
западным немцам НАТО не поможет, если славянские государства заново
рассердятся на Германию.

Но это были лишь рекомендации - пожелания, которые до этого неоднократно
наш герой посылал в Центр ГРУ. Представители славянского комитета
утверждали, что у них есть каналы воздействия на Брежнева, и распрощались
с нашим героем навсегда. Больше они на него не выходили, и степень
собственной значимости у нашего героя понизилась. И все-таки переговоры
Брежнева и Кo. с Дубчеком ничего не дали. Началась военная акция, в
ходе которой западногерманская крупная военная часть была полностью
уничтожена, т.к. они де-факто оккупировали Судеты как якобы бывшую
немецкую территорию...

И надо сказать, что Западная Германия после этого ни разу не планировала
воинскую операцию против коммунистов, и в том числе для поглощения ГДР.
Более того, СМИ капиталистических стран ни словом не обмолвились о
потере натовского военного контингента, т.к. официально НАТО
рекламировалась как исключительно оборонная организация.

Ученый пишет диссертацию чтобы получить ученую степень. Для нашего
героя такой своего рода диссертацией была проработка по охране
инновационного фонда как главного признака современного государства.
Варианты этой проработки он докладывал наверх и раньше, но чешские
события заставили его переизложить ее заново, привязав эту проработку к
конкретным событиям и процессам.

Гораздо позже он узнал, что в самой Москве вокруг него велись
ожесточенные споры. Группа экспертов, работающих в Совмине, предлагала
привлечь нашего героя к управлению государством, поручив ему заняться
процессами внедрения с неограниченными полномочиями. Однако группа
других экспертов (их называли "сусловскими ребятами") была резко против
какого-либо возвеличивания этого товарища, считая, что он и так будет
работать, что он в своих проработках очень пренебрежительно относится к
партийному руководству. Их особенно раздражало высказывание того, что "наша
промышленность находится в руках отбросов человеческого общества" -
"камушек в огород" партийной системы подбора кадров.

Борьба между этими двумя группами экспертов закончилась тем, что
было решено присвоить ему звание генерал-майора, но не дать никаких
полномочий. Это был единственный приятный момент в упомянутый пятилетний
период.

Начавшиеся провалы советской разведки за рубежом означали, что система
ГРУ ослаблена и, следовательно, положение нашего героя в Академгородке
будет ухудшаться. В 1968-70 гг. было время, когда наш герой не имел ни
одной должности среди научных учреждений Академгородка. Его в шутку
называли "советским безработным" - однако все знали, что он не голодает.
Систематически обедает в ресторане ДУ, иногда 2 раза в день. В то время
к нему стали подходить многие м.н.с.-ы и просили помочь в кое-каких
проработках, связанных с математической статистикой. Однако категорически
отказывались платить деньги за услуги, мол: "Ты ученый и я ученый -
давай напишем совместную статью и не одну. Соберем тебе 10-15
соавторов, и ты можешь по списку этих работ "состряпать" диссертацию
и, наконец, получить нормальный научный статус. Это не вызовет ни у кого
критики. А то, что ты сейчас делаешь, ставит в неудобное положение твоих
клиентов. Завистники и рвачи в науке, которым не нужна математика, будут
смеяться над теми, кто купил у тебя свою статью. Да и какие деньги у нас,
м.н.с.-ов и старших инженеров? У многих из нас есть семьи и даже дети.
Твоя творческая позиция антинародная и неслучайно, что тебя отовсюду
выгоняют."

Однако наш герой имел более точную информацию. Оказалось, что
постоянные приставания двух десятков молодых людей были организованы
местными партийными деятелями, чтобы выкорчевать все последствия
"Факела". Постепенно все активисты "Факела" уходили из Академгородка.
Остался только Саша Казанцев - директор "Факела", Серж Макаров из
института математики, которого вытурили из этого заведения, и наш герой.
Они были виновны в том, что начали коммерциализировать науку. Нашего
героя ловили везде: на улице, в столовой, в магазинах... Описывали
собственное трудное положение и, наконец, предлагали только соавторство и
чтобы не было вопроса о деньгах. Это однообразие надоедало до последней
степени. Все было бесполезно, наш герой жестко требовал денег на
пропитание. Наконец от него отстали.

Столетие со дня рождения Ленина привело к резкому оживлению в советской
экономике. Это зафиксировано в статистических данных и вообще VIII-я
пятилетка была самой удачной, и завершилась годом ленинских торжеств. На
всех заводах и фабриках, а также в научных учреждениях происходили митинги и
демонстрации, где говорилось об общеизвестных успехах. Однако как жить
дальше, каким образом ответить на вопросы, поставленные чешскими
событиями, никто и словом не обмолвился. Везде стояла дисциплина и
строгий контроль.

Однако в научных кругах продолжали "переваривать" прошедшие события.
Главным камнем преткновения были жалобы партийных выдвиженцев, что
система слишком сложна и для ее изучения потребуется поколение. Тогда
этим спортивного вида молодым людям в хорошо выглаженных костюмах
направляли встречный довод: каким образом шведская Академия наук при
своей малочисленности успевает изучать крупные научные открытия во всем
мире и выбирать наиболее результативных товарищей для присвоения им
Нобелевских премий? Ведь согласно сообщениям шведской АН, они сначала
фиксируют научное открытие и потом следят, какую пользу это открытие
принесло человечеству. Кроме этого шведская АН, как любое научное
учреждение, имеет свои внутренние административные проблемы, примерно
такие же, как у Президиума СО АН. Они совмещают решения этих проблем с
поисками Нобелевских лауреатов, в то время как Президиум СО АН этой
нагрузкой не обладает. Не всем миром, но хотя бы Новосибирской областью
они должны были бы интересоваться при решении политических задач,
разрабатывать этику и эстетику внедрения научных открытий. В
Новосибирском отделении АН видели только один путь связи с заводами:
через директоров этих заводов. А вот рассчитывать на то, что в новом
деле следует выращивать новую прослойку, чтобы в эту прослойку шли люди,
у которых проблемы с жизнью, чтобы они ради каких-то выгод согласились
находиться в стрессовых ситуациях при внедрении новых технологий в
производство, - об этом в СО АН не только не говорили, но и пытавшихся
об этом говорить выгоняли из Академгородка, называя их презрительно
"наукоммами" (научными коммерсантами). И считалось, что эти наукоммы -
исчадия ада.

Проблема шведской АН была особенно болезненна для Президиума СО АН.
Поэтому по некоторым каналам просили нашего героя об этом не упоминать.

Чтобы нормализировать ухудшавшееся общественное положение, он решил
принять предложение и стать завсектором в лаборатории
экономико-математических исследований Института механизации
Сельхозакадемии.

В это время он встретил женщину, которая согласилась стать его женой, от
которой родились четверо детей - мальчик и 3 девочки.

И тут нагрянули события в Чили. Главный герой тех событий - Сальвадор
Альенде, был буржуазным деятелем, но, сгруппировавшись с левыми силами, он
сумел стать президентом. Экономической основой чилийского государства
была медь. С другой стороны, Чили отличалась от всех единоязычных стран
Латинской Америки тем, что ВУЗы Чили выпускали специалистов на уровне
европейских и североамериканских стандартов. Поэтому столица Сантьяго
была центром, куда устремлялись почти все технические специалисты
латиноамериканских стран.

Вообще-то самым роскошным латиноамериканским городом был
Буэнос-Айрес. Тем более, что город находился в курортной зоне. Но там
сосредоточились в основном специалисты гуманитарного профиля. Поэтому у
Альенды были все основания "вариться в собственном соку" и создавать
собственное современное производство. Но ему это не удалось по двум
причинам. Первая: неудачная попытка наладить в СССР культ личности
Брежнева. Во всех партийных документах, массовой печати СССР стали
писать и говорить о "большом личном вкладе" Брежнева в советскую
действительность. Победоносное завершение VIII-й пятилетки, несколько
лет подряд хорошие урожаи в сельском хозяйстве - все это доказывало, что
в стране есть хозяин и этот хозяин - Брежнев. Говорили о волевых
решениях Хрущева и о рассудительном контроле брежневской администрации.

Мало того, что многие знали, что эти успехи перестанут существовать, если
более компетентная сталинская бюрократия перестанет помогать
хрущевским выдвиженцам в управлении государством. Многие стали
бояться возвращения массовых расстрелов под видом наведения порядка в
экономике. Все знали, что советская интеллигенция не вся в фаворе у
правительства. Они не хотели соблюдать порядков трудовой дисциплины,
живя в общежитиях без семьи, без детей. Их как раз и должны были
пострелять, чтобы другим неповадно было.

Заграница очень интенсивно обсуждала варианты установления культа личности
Брежнева в СССР. Тогдашний Генеральный секретарь ООН У. Тан в специальном
послании Брежневу выразил удовлетворение, что его заслуги в стране получили
"высокую оценку". Эти обсуждения проходили и в Чили. Со стороны было
видно, что Альенде окружил себя малокомпетентными товарищами в ущерб
традиционно высокой компетентности чилийской интеллигенции. Стало
совершенно ясно, что подобная кадровая политика Альенде могла бы
плодотворно функционировать лишь в случае утверждения культа личности
самого Альенде.

Когда в СССР поговаривали о личном вкладе Брежнева, то в Чили стали
иронизировать насчет личного вклада Альенде. В СССР стали открыто
выступать и раскрывать "подноготную" успехов брежневской деятельности.
Во-первых, Хрущева устранил не Брежнев, а Шелепин с Семичастным. Шелепин
- бывший профсоюзный лидер всего СССР, в то время был секретарем ЦК.
Семичастный - бывший лидер всего комсомола СССР, в то время был
председателем КГБ. Группа заговорщиков встречалась и обсуждала свои
проблемы только в одном месте - на стадионе во время футбольных матчей.
Брежнев там не присутствовал. Удачным моментом было требование Хрущева
о ликвидации Академии наук СССР, что, естественно, создало благоприятную
почву для переворота. Тогда Шелепин решил самому не высовываться и
выбрать Брежнева в качестве промежуточного - временного советского
верховного руководителя. Между тем Шелепина предупреждали, что история
России не знает прецедентов промежуточных руководителей, что потом
Брежнева не удастся отстранить. В то время все думали как можно быстрее
избавиться от Хрущева и было не до этого... Таким образом, все понимали,
что Брежнев получил власть из рук Шелепина. И второе: во время VIII-й
пятилетки несколько улучшилось решение внутренних экономических проблем,
а вот значительного выигрыша во внешней торговле не произошло ни до ни
после.

Было предельно ясно, что Брежнев особых заслуг перед Советским
государством не имеет, и что такие преждевременные радости могли лишь
свидетельствовать о деградации коммунистической формы управления
государством...

Второй причиной, почему Альенде не смог остаться президентом, являлось то
обстоятельство, что международная интеллигенция уже не считала власть
рабочего класса наиболее приемлемой для своих интересов. Многие
иронизировали при официальных встречах с советскими руководителями.
Например, один из основателей фирмы "Sony" и ее коммерческий директор
Морите прямо говорил: "У вас такие красоты в Третьяковке и Русском
музее! У вас такой красивый балет! Почему же ваши телевизоры такие
уродливые? Почему традиционное чувство красоты русских не проявляется
в техническом дизайне?" Знатоки, в том числе в Академгородке, отвечали:
"Это признак феодального характера социалистического государства.
Действительно, только в феодальном государстве определенные руководящие
позиции закрепляются накрепко за конкретным человеком или конкретной
группой людей. Они не боятся конкуренции, ибо получили благо навсегда.
Они не интересуются деньгами, т.к. являются монополистами своего дела."
Просто партийные власти не считали технический дизайн существенным
полем деятельности.

История позаботилась о том, чтобы при кровавом диктаторе Пиночете
экономика Чили стала бурно развиваться, и уровень жизни населения, в том
числе и рабочих, стал возрастать. Рассосалась безработица, и
международные финансовые круги не только сняли экономическую блокаду
Чили, но и увеличили поток инвестиций.

И только система советской внешней разведки знала, что не Пиночет
управляет Чили, а его министр финансов. Исторических аналогов было
много, но чаще говорили о кардинале Ришелье и об отце Жозефе, также
кардинале. Ришелье занимался только наведением порядка. Он при Людовике
XIII был всего лишь министром внутренних дел. Всей экономикой и внешней
политикой занимался отец Жозеф. Сам Ришелье предпочитал в эти дела не
вмешиваться. А король Людовик XIII все их успехи выдавал за свои
(своеобразный Брежнев того времени). Странный был человек отец Жозеф, о
его существовании мало кто знал. А те, кто лично его знали, нисколько не
подозревали, что именно от этого человека зависит, кто получит
высокооплачиваемые должности. Гораздо позже историки выяснят, кем он
был. И почему он от правительства Ришелье для себя ничего не требовал.
Он ходил в серой сутане рядового священника, хотя был кардиналом.
Поэтому в культурное наследие всего человечества вошел термин "серый
кардинал", означающий человека, имеющего неограниченную власть, но
скрывающего это от окружающих.

Культ Пиночета был настолько распространен, что при Ельцине кандидатами
в "советские пиночеты" служили то Лебедь, который скомпрометировал
себя хасавьюртовскими соглашениями, то Степашин, который стал премьером,
будучи генералом КГБ. Но того не поддержали разведчики и вместо него из
своих рядов выдвинули полковника - Путина, который больше устраивал
самого Ельцина.

Но работа нашего героя в институте механизации сельского хозяйства не
добавила ему новых впечатлений. Здесь была такая же долаврентьевская
наука, какая была в институте энергетики у профессора Щербакова.
Единственное, что он сделал, и это осталось после его ухода - организация
курсов переподготовки научных сотрудников, и он сам преподавал для них,
т.к. по существу работать было некому. Сельское хозяйство в основном -
статистические данные, а механизмы зависели от равнопрочности деталей и
от надежности важнейших узлов машин, чтобы в разгар уборки их не
ремонтировать. В научном плане для него была новостью теория старения
машин, которая потом поможет ему в работе в медицинской академии, когда
ему пришлось заняться демографическими вопросами. В то время
Сельхозакадемия находилась на станции Издревой в поселке Барышево, и
одно время там хотели построить поселок для сельхозакадемии
Академгородка. Однако проектировщики не согласились. Но все же в
Барышево остался опытный завод для сельхозмашиностроения. Его
пригласили в Сельхозакадемию именно потому, что при НГУ в Академгородке
он работал в одноименном учреждении ЛЭМИ. Его появление сразу привело к
притоку молодых специалистов из Красноярского университета. Он с ними
поработал достаточно основательно и уходя, оставил им арену для
деятельности.

В Академгородке отношения к нему стали изменяться в благоприятную
сторону. Есть работа, есть постоянный законный заработок, есть семья и
дети, следовательно, он такой же, как все мы. И во время одного из
посещений НИИ Систем он получил неожиданное приглашение возглавить один
из проектов. Получить работу в самом Академгородке было весьма
соблазнительно. Хотя, уходя из Сельхозакадемии, его несколько помучила
совесть. Теперь казалось все в порядке.

Но райком партии не дремал. Ему в грубой форме отказали в приеме в
партию. Длительная трехчасовая беседа с первым секретарем Р.Г.
Яновским ничего не изменила, хотя тот подробно интересовался о причинах
его "непотопляемости". Сам же объяснял, что его доклады наверх при помощи
обыкновенной почты оказались лакомым куском для тех, кто хотел знать, что
реально происходит в Академгородке. От городской общественности много
скрывали, т.к. на перепаде их неинформированности чины строили свою
карьеру. Сам Яновский жаловался, что те ребята ("партийные паханы") и
слышать не хотят о вашем устранении из Академгородка и намекал, что
партия откроет перед ним двери, если его доклады наверх предварительно
будут отредактированы в райкоме партии группой из трех человек, включая
секретаря.

Первый секретарь подробно излагал точку зрения нашего героя
на проблему внедрения науки в производство, на провал соглашения "СО АН -
Сибсельмаш" и оставшееся разногласие кому что делать... В заключение он
предложил свое собственное научное руководство кандидата философских
наук относительно перегрузок и стрессов при внедрении. В перспективе
философская карьера и должность начальника какого-то звена по внедрению. Наш
герой выразил согласие, но с условием, чтобы его сначала приняли в члены
КПСС. Однако это условие было категорически отвергнуто под тем
предлогом, что "тогда ты станешь совсем неуправляемым". Мол, ты не
захочешь доверять свою судьбу нам. Больше с ним таких душещипательных
бесед не было, ибо каждая сторона знала, что не уступит...

В истории чилийских событий много было тайного и некрасивого... О них и
сейчас неудобно рассказывать. Но не оставалось никакого сомнения в том,
что коммунистическая идеология в таком виде, в каком она сейчас
существует - нежизнеспособна т.к. неубедительна... Во всяком случае
пролетарий уже не был тем пролетарием, который существовал при классиках
марксизма. Ученые люди уже не боялись слова "наймит". Вопрос
заключался лишь в том, кто наниматель, и этого достаточно. Об этом много
говорили во время философской конференции к 50-летию публикации статьи
Ленина "О воинствующем материализме". Там впервые было открытым
текстом сказано, что марксизм-ленинизм хотя и правильное учение, но оно
неполное. Что это учение не учитывает определенные звенья, благодаря
которым "проедались" инновационные фонды. Это как пример. По-видимому,
существовали и другие не менее важные недостатки. В частности, было
высказано мнение, что 3 закона диалектики недостаточны. Что,
по-видимому, надо добавить еще как минимум пару законов.

Эти мысли, принятые на конференции "на ура", были начисто забыты после
ее завершения. Как объяснил сам Яновский, проблема не в том, добавлять или
не добавлять, а кому разрешить это сделать. Большие надежды в этом
отношении возлагали на академика А.Д. Александрова, математика и
философа. Но он этим не стал заниматься, мотивируя это тем, что время
выдвинет из молодежи достойного человека. Когда же между прочим
обращались к нашему другу, не захотел бы он написать препринт на эту
тему, он ответил, что без членства в партии он бы не рискнул. На что
Яновский ответил тут же: "Хитрит!"

Таким образом, предстояла нудная работа в НИИ Систем и бесконечные, всегда
игнорируемые доклады, когда из ГРУ они поступали в структуры
правительства.

Чилийские события оперативно фиксировались и анализировались. Здесь как
раз возникло то звено, которое совсем не прижилось в социалистическом
строе. А именно, "проблема толмачей", которые способны читать
трудновоспринимаемую информацию в академических журналах и
вразумительно это переизлагать для бизнесменов. Правда, в Чили это
делалось по заказу отдельных промышленных компаний. Но в СССР эту
функцию могло бы взять на себя государство. Недостающая прослойка между
наукой и производством могла заполняться с какого угодно конца. Главное,
с чего-то надо было начинать. Но никто ничего не хотел менять. Тогда
пришли к выводу, что если не это, то следующее поколение откажется от
такого вида хозяйствования, что и произошло на самом деле. То, о чем
говорили в начале 70-х гг., произошло в начале 90-х. Должен был пройти
период застоя, период мучительной беспомощности, невозможности сделать
что-нибудь, и только после этого российская интеллигенция откажется
от коммунизма.

Что касается нашего друга, то он неоднократно имел беседы с
представителями как Центра ГРУ, так и с представителями Совмина СССР и
РСФСР. В таких беседах неоднократно повторялись одни и те же мысли, что
партийная власть царствует, но не правит и другим править не разрешает.
Что в принципе нужно построить второй Академгородок между Искитимом и
Бердском. И что правительству РСФСР не мешало бы именно там строить
подразделение своей промышленности и экономики и создать некий аналог
научных коммерсантов, которых можно было бы назвать "организаторами
промышленности" (оргпромы). Хотя бы обновить радиотехническую
промышленность Бердска, закупив достаточное количество японских или
голландских патентов. Правительством РСФСР должно быть
гарантировано, что только 28% от полученных доходов пойдут в кассу
фундаментальной науки, а экономическая независимость от
новосибирского Академгородка является непременным условием. Вдоль
правого берега Обского моря должно находиться жилье "внедренщиков",
которое по своей комфортабельности не уступало бы лучшим европейским и
американским образцам. Там же должен быть закрытый квартал гостиниц для
иностранных ученых, которые по контракту работали бы и увозили бы к себе
на родину значительные суммы. Такие условия жизни как насос "выкачивали"
бы из капиталистического мира достаточное количество полезных людей и
что, если такое будет приемлемо для правительства РСФСР, то он готов сам
принимать в этом активное участие.

Характерным было то, что не было ни одной такой встречи, где бы не
происходило разговоров о чешских и чилийских событиях. Каждая удача
в экономике пиночетовского руководства была "ножом в сердце"
коммунистическим руководителям. Ведь в Чили правили фашисты, а раз так,
то все должно идти к развалу, однако этого не происходило. На это наш
герой всегда отвечал фразой: "Не фашисты стали хорошими, а коммунисты
стали плохими".

Отсутствие гибкости руководства коммунистов при поворотных пунктах в
экономической ситуации и главное - кадровый консерватизм (везде выдвиженцы
и назначенцы и никаких перемен) - все это приводило к тому, что
общенациональные ресурсы разбазариваются на людей, профессионально
непригодных для данной области деятельности.

Далее от общих слов стали требовать конкретных расчетов. Например,
правда ли, что Академгородок может давать в год до 2 млрд. долларов
чистой прибыли (тогда доллар стоил 90 коп.)? Правда ли, что на самих
заводах есть люди, которые хотели бы зарабатывать непривычно крупные
суммы? В таких случаях требовали знакомить с некоторыми из них. И
действительно, около двух десятков таких людей были вызваны в Москву на
аппаратную работу. Во времена Ельцина все эти ребята стали крупными
бизнесменами. Они как магнит притягивали к себе людей, жаждущих
зарабатывать, и окольными путями улучшали качество продукции гражданской
промышленности. Наш герой своей заслугой считал, что именно
правительство РСФСР, а не СССР, впервые повернулось лицом к коммерческому
расчету, тем самым уже тогда "запасное" русское правительство -
правительство РСФСР, стало играть большую роль, т.к. правительство СССР
существенной роли не играло. Это хорошо объясняло, почему компартия
Российской Федерации проголосовала за Беловежское соглашение о разделе
СССР, т.к. внутри правительства РСФСР стала формироваться новая элита на
легальной основе. Характерным отличием этой элиты от общесоюзной было
то, что в государстве главным вопросом являлся финансовый, а все
остальные вытекали из него. В любом правительстве независимо от
общественной системы фактическим президентом является министр финансов.
Как только финансовые потоки уже сформированы, то ни одна инстанция
фактически не может изменить их. И свои руководящие указания
правительство формирует исходя из финансовых потоков, главным
конструктором которых является министр финансов или человек из его
ближайшего окружения.

И все-таки финансовые рычаги управления внедрением очень долго не
воспринимались советской действительностью. Через 15 лет после этих
событий 11 июня 1985 г. М.С. Горбачев выскажет следующее соображение:
"Качество, технико-экономический уровень изделий - одно из самых
уязвимых мест нашей экономики, источник многих трудностей и проблем.
Все это наносит нам серьезный социально-экономический и
морально-политический ущерб. Совершенно недопустимо, когда вновь
создаваемая техника уже на стадии конструирования оказывается морально
устаревшей, уступает лучшим показателям по надежности, ресурсу работы и
экономичности".

Итак, через полтора десятилетия после описанных событий глава партии
утверждает, что совершенно недопустимо..., но никаким образом не
углубляет вопрос; любой беспорядок в чьих-то интересах, выгодный
кому-то. Горбачев не уточняет, кому и против кого надо навести порядок.
Оно и понятно, ибо через 2 года, в 1987 г. на XIX-й Партийной конференции
партия официально сложит с себя бремя власти. И это подготовит сам
Горбачев и его окружение. Но все-таки фанатикам коммунистической
идеологии прямой смысл задуматься - неужели они не понимали, что шаг за
шагом уже давно, со времен чешских событий, необратимо уступают
власть? ... Во времена еще возможного коммунистического
ренессанса, вероятность которого специалисты предсказывают не ранее
100-летия октября, этот горький опыт будет учтен. В противном случае, ни
о каком ренессансе не может быть и речи.

Дальше в этот пятилетний период у нашего героя ничего не было.

Следующий этап - время застоя 1972-82 гг. В этот период наш герой с
большим скандалом получит вторую генеральскую звезду...

О героях и причинах этого скандала в следующей главе.

Продолжение следует

Ответить
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Политика»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя