Председателю Президиума СДПР А. М. Оболенскому (2-е письмо)

Разговоры о политике, политиках и политических партиях. Строго запрещено обсуждение личностей всех пользователей форума, в том числе модераторов
Ответить
Михаил Елфимов
Активный писатель
Сообщения: 145
Зарегистрирован: 21 ноя 2005, 01:35
Откуда: Новосибирск
Контактная информация:

Председателю Президиума СДПР А. М. Оболенскому (2-е письмо)

Сообщение Михаил Елфимов » 21 ноя 2005, 20:57

Председателю Президиума СДПР А. М. Оболенскому


Письмо отправлено из Новосибирска 30 мая 1999 г. в адрес
руководителя СДПР Оболенского А. М.

Многоуважаемый Александр Митрофанович!

Письмо, написанное от руки и отправленное из Новосибирска 30 мая 1999 г. в
Московское представительство СДПР, по-видимому, до Вас не дошло, поэтому при
восстановлении этого письма пришлось копаться в черновиках, дополнив
его анализом последних событий, произошедших за это время.

Поводом для обращения к Вам являлось ознакомление с Вашими партийными
документами, посланными новосибирскому функционеру СДПР В. Ф. Ануфриенко.
Решение поделиться соображениями с Вами было принято нелегко, ибо здесь,
в Академгородке, ученым запрещено вмешиваться в политические дрязги, если даже
это вмешательство выражается в форме анализа доводов больших политиков; в
каждом академическом учреждении хватает сторонников тоскливых и тоскующих
коммунистов, крикливых и бездарных жириновцев, незадачливых и кичащихся
собственной тупостью демократов и т. д. И все это в одном и том же учреждении.
Разреши им занять актовый зал для дискуссии, и начнется такой бесполезный
гвалт, что крики будут услышаны на всех этажах. У нас стало традицией: для
желающих спорить отведено место на улице у главного кинотеатра Академгородка.

Есть еще другие доводы, почему участие ученых в политических дискуссиях
считается признаком дурного вкуса; политические документы, составленные
на самом "высоком" уровне отечественных политиков, на самом деле
находятся на низком уровне логического интеллекта; они малоубедительны и,
скорее всего нацелены на вдохновение рядовых членов партии, чем предполагают
реальное дело и безошибочные методы решения предстоящих проблем.

Немаловажное значение имеет исторический фактор: уже 200 лет, со времен
декабристов, попытки интеллигентов из патриотических соображений вмешиваться в
политику никогда ни к чему хорошему не приводили: их аналитические проработки
либо игнорировались властями, либо использовались лишь частично, но
полуправда или полуистина являются самыми мощными рычагами дезинформации.
Таким образом, ученые хорошо информированы о последствиях собственных
инициатив вмешательства в политические и государственные мероприятия.

И только Ваш призыв "всем честным гражданам высказываться..." внушает
некоторую уверенность в том, что наши доводы могут быть по крайней мере
услышаны и учтены в проектах строительства будущего России.

Фактура наших доводов происходит оттого, что почти четверть века живя в
новосибирском Академгородке, нам посчастливилось присутствовать и
прослушивать ежегодно 5-7 международных, общесоюзных и общероссийских научных
конференций по социальной физике, где виднейшие ученые мира и нашей страны
кратко, предметно и конкретно излагали свои доводы по обсуждаемым вопросам:
все это нами записано, и мы можем это использовать по мере возникновения
любых социальных проблем.

К сожалению, мы не смогли избежать в этом письме употребления заумной для
обывателя научной терминологии, так как имеются случаи, когда популяризация
ведет к вульгаризации. Судите сами: умение излагать собственные мысли
понятно, доходчиво и популярно является даром редкой разновидности
талантливых ученых, к числу которых, из скромности, мы себя не относим.

Форму изложения мы выбрали в виде комментария избранных цитат из Ваших
материалов: естественно, мы не охватили всех аспектов Вашего вербального
богатства, хотя по многим опущенным вопросам у нас есть свои доводы -
исчерпывающее описание потребовало бы книгу не менее 300 страниц; эту книгу
мы готовы всегда написать при наличии надлежащего финансирования. Пока же
довольствуемся критикой наиболее неприятных для нас доводов.

Цитата 1:

"Власть в России должна формироваться при неукоснительном соблюдении
демократических процедур и исключительно по воле народа, должна быть
контролируемой обществом и ответственна перед гражданами; механизм
функционирования должен содержать процедурные элементы,
предотвращающие соблазн казнокрадства, коррупции, волюнтаризма и
злоупотребления служебным положением".

Ответ:

Уже из этого отрывка однозначно можно идентифицировать характерные черты
недостаточной информированности (примитивности мышления социал-
демократических руководителей); очевидна демонстрация утопических
воззрений.

Ибо может ли в России существовать какая-нибудь организация или социальная
группа, которая не считала бы себя носителем народной власти? Найдется ли
какой-нибудь политический лидер, который бы не выказал отвращение к
казнокрадству или любых других видов коррупции? Что Ваша партия против
коррупции - этим Вы мало кого убедите в собственной искренности.

В приведенной цитате самым отрицательным полюсом является словосочетание
"процедурные элементы", которое с точки зрения автора текста является главным
гарантом политической добродетели.

Но процедурные вопросы - это основная среда обитания для бюрократии - главного
тормоза решения управленческих задач в XX-м столетии; судя по тексту,
представители Вашей партии чувствуют себя в силе создать более добротную
бюрократию, чем было создано до сих пор. В этой Вашей утопической мечте мы
можем пожелать лишь удачи, не будучи уверенными в Ваших успехах.

Исторический факт:

Перед приходом Де Голя к власти в конце IV Республики "добротные"
административные деятели социалистов Франции неоднократно обсуждали
именно такие проблемы, решение которых уже давно было всем известно,
но они продолжали свой паразитизм, желая оправдать собственное
существование; находясь у власти, они уже не видели другие проблемы,
которые стоило бы обсудить, но помалкивать они тоже не могли, т. к.
считали себя энергичными людьми: имитация бурной деятельности была
их основным козырем перед общественностью своей страны.

Среди специалистов по социальной истории этот исторический факт
рассматривается как компенсация демократическими процедурами собственной
неинформированности в проблемах своего народа; демократические процедуры были
ширмой для негодяев, прорвавшихся к власти, но не умеющих управлять
государством.

В Вашей же цитате демократические процедуры рассматриваются как основной
опознавательный знак социал-демократической идеологии. На самом деле социал-
демократическая идеология к демократическим процедурам имеет самое косвенное
отношение, при помощи демократических процедур Гитлер пришел к власти и т. д.

Социал-демократия как идеология не может существовать при нищете большинства
трудящегося населения. Социал-демократия нужна тогда, когда основная часть
трудящихся хорошо устроена, и тем самым, социальная организация трудящихся
становится РЕАЛЬНОЙ политической силой. Тогда главные фондодержатели страны
начинают подкармливать социал-демократическое руководство, чтобы социальный
компромисс оно держало в своих крепких руках. Но руководители социал-
демократов всегда ненавидели интеллигенцию как среду, которая является их
конкурентом при управлении трудящимися. Во время гибели IV Республики
руководители французских социал-демократов не хотели делиться располагаемыми
финансовыми средствами с представителями интеллигенции - распознавателя
социальных проблем. Но таких "экономия" средств приводит к потере массовости,
а руководство социал-демократов превращается в организацию котериального типа.

Историческая справка:

Котерией в средние века назывались устойчивые по составу наемные
отряды, которые свободно переходили, в полном составе, из лагеря в
лагерь и воевали на стороне тех, кто в состоянии был оплачивать их
услуги по предлагаемой цене; их сплоченность сформировалась
благодаря социальным сдвигам, произошедшим после широкого внедрения
огнестрельного оружия, сделавшего рыцарские воинские формирования
ненужными. А из-за сформировавшейся узости спроса на их услуги
единственной всеотрядной целью становилось проблема выжить, ибо
кроме военного дела эти люди ничего не умели. Вот почему мораль и
нравственность для таких отрядов отошла на задний план.

Вскоре выяснилось, что устойчивый состав отряда закрывал дорогу
талантливым полководцам извне, когда свои полководцы умирали.
Пришедшие к руководству отрядом продолжали сохранять эту целостность
при помощи яростной пропаганды прописных истин.

Такова фактура котериальной самоизоляции руководящих кругов любой партии:
у большевиков в момент потери ими власти из 19 миллионов членов партии
только 3% (примерно 600 000 человек) участвовала в решении партийных проблем.
Там, где социал-демократическое руководство не унижается до котериальной
самоизоляции, оно реально управляет и даже имеет исторические заслуги.
Пример: они сумели доказать своим фондодержателям, что перераспределение
прибавочной стоимости, в определенных дозах, есть возможность закрыть дорогу
большевизму в Западную Европу.

Таким образом, руководство социал-демократов в разное время
укомплектовывалось или из интеллектуалов, или из отбросов человеческого
общества, которое составляло основное ядро руководства французской социал-
демократии в период гибели IV Республики. Их болтовня надоела всем, и
французы были вынуждены призвать к власти испытанного руководителя, хотя и
авторитарного толка.

Цитата 2:

"Окончательно вопрос о власти будет решаться на президентских
выборах и решить его в пользу народа можно будет, только мобилизовав
практически все ответственные силы общества".

Ответ:

Любой квалифицированный социальный психолог подчеркнет, что, возможно, это
является не пропагандой, а агитацией. Разницу между агитационными и
пропагандистскими проработками мало кто улавливает. Они суть секретное оружие
удачливых политиков, которым удача отказана самой логикой событий, если
вместо созидательных пропагандистских мероприятий полностью переходят к
паразитарным агитационным мероприятиям. Нынешним социал-демократическим
лидерам России в удаче и подавно отказано самой судьбой, так как в их
документах холодный анализ подменяется сердечностью и доверительным тоном. А
с чего вы взяли, что президент России на что-либо способен, кроме сердечных
посланий к своим гражданам.

Неужели трудно распознать, понять и принять, что де-факто президентом России
является бывший ученый, а ныне финансист Березовский? Для приличия его
сторонникам сподручнее это было бы скрывать. Наоборот, ведущие журналисты и
комментаторы не скрывают и явно подчеркивают, что первый заместитель
Степашина Аксененко является человеком Березовского и, будучи таковым,
Степашина ни во что не ставит. Людьми Березовского считается еще десяток
важных проправительственных деятелей, имена которых хорошо известны. Они
охотно отправляют де-юре президента на лечебницу или еще лучше, в курортные
условия, где его душа ограничивается заботами о собственном здоровье.

Ученые различают три формы монархизма. Первая - императорская (царская,
кайзеровская и т. д.); вторая - генсековская (теократические структуры);
третья - президентская (выбранная форма монархизма). Когда несущественными
уступками либеральным кругам используются атрибуты теократических
управленческих структур (т. е. все государственные решения принимаются
ближайшим окружением президента, а он сам превращает своей подписью принятые
не им решения в государственные акты). Разумеется, для постановки своей
подписи не требуется большого ума и кругозора.

Настоящая форма демократического государства - это когда президент избирается
парламентом - парламентская республика, тогда главным и единственным
политическим событием становятся парламентские выборы, и тем самым повышается
авторитет члена парламента; но такая высшая форма демократии не всегда
экономически выгодна. Монархизм в его наиболее мягкой президентской
республике имеет существенное преимущество перед демократической формой
правления тогда, когда национальные ресурсы ограничены и их следует
использовать целенаправленно. В настоящее время Россия испытывает финансовый
голод, и президент в первую очередь должен кормить тех, чей труд наиболее
необходим при выходе из кризиса.

Однако как только кризис миновал, государственных нахлебников никто терпеть
не станет.

Например: как только в Иране (Персии) поняли, что общенациональная касса
(казна) может пополняться не только доходами от нефти, то шахская
(императорская) форма монархизма стала непригодной, и страна, которая за 2500
лет своей истории не знала другой формы государственности (кроме как
монархия) вдруг стала республикой, правда была выбрана мягкая форма монархии
- президентская республика.

Исходя из этих соображений мы можем рекомендовать отечественным социал-
демократическим лидерам: "если вы хотите быть поборником демократии, то не
ратуйте за президентскую власть, это не ваша епархия, вы обязаны показать,
каким образом Россия из президентской формы демократии перейдет
в парламентскую республику; с уходом авторитариев от власти освободится место,
чтобы люди социал-демократической ориентации могли занимать места главных
руководителей государств".

Напротив, преждевременный приход к власти социал-демократов может создать в
стране много забавных конфликтов и веселых приключений.

Теперь для наглядности вообразим, что президентом России стал социал-
демократ (скажем, тот же А. М. Оболенский). Тогда российские фондодержатели
(как и при Ельцине) будут формировать финансовые потоки, не обращая внимания
на президентское окружение, так как у них есть свое фондодержательное
руководство и свои приоритетные товарищи для их исполнения.

Здесь четко указывается, что формирование финансовых потоков является более
серьезным способом управления государством, чем президентские указы: И. В.
Сталин все важные финансовые потоки страны формировал сам. Н. С. Хрущев, даже
не подозревая, что за пределами кукурузной тематики могут существовать более
важные вещи. Как государственный деятель, Хрущев не был способен заметить и
понять, какие проблемы стоят перед государством, и, следовательно, сам не
принимал участия в их решении. Брежнева, в конечном счете, также в мягкой
форме отстранили от руководства. Проблемы решали его личные помощники - во
главе партии и государства де-факто стояли люди, не избранные партийным
съездом, следовательно, даже в руководстве партии не действовала обратная
связь, а финансовые потоки при Брежневе формировались теми, кому удавалось
своих людей затолкать в генсековские помощники.

При парламентской республике, несомненно, в депутатах должны присутствовать
специалисты по финансовым потокам, в противном случае следует считать
парламентскую республику преждевременной.

Естественно, от личности президента кое-что зависит, но эта зависимость
чисто формальная: на место Березовского придет "Сосновский" или "Пихтовский",
который продолжит политику своего предшественника, если на президентском
кресле окажется товарищ столь же малоинициативный, как Б. Н. Ельцин. Если же
туда придет человек не то чтобы умнее Березовского, а руководитель другой
политической сигнатуры, тогда конфликт неизбежен, и президент де-юре в этой
борьбе сможет стать президентом де-факто. По-видимому, этим другим стилем
руководства обладают выходцы из органов безопасности.

Другая возможность превращения президента из де-юре в президента де-факто
состоит в написании и публикации некой проработки на финансовые темы, при
помощи которой можно будет составить прогноз финансовой ситуации страны на
несколько лет вперед.

Историки знают прецеденты, когда книга о логике событий быстро
распространялись в обществе, несмотря на запреты властей; в новых
условиях нужны были совершенно другие руководители; при изменившемся
общественном мнении новый претендент на верховную должность может
легализоваться, если он предъявит этому же общественному мнению свою
предпрограммную проработку. Каким образом он мыслит свое собственное
правление со списком возможных целей и последовательности замены одних
приоритетов другим, и главное, каким образом интересы фондодержателей
совместить с интересами государства. Но и этого недостаточно. Ясно, что
котериальные эффекты (самозащита обреченных) будут этому препятствовать,
следовательно, привлекательность социал-демократического президента будет
состоять в том, каким образом при помощи подвластного ему эффекта массовости
он сможет компенсировать сопротивление политических групп котериального типа.

Замечательным историческим примером этого обстоятельства является выход
книги П. Гольбаха "Система природы" накануне Великой французской
буржуазной революции.

"Система природы" была книгой, где не было ни капли агитации (ибо это
оттолкнуло бы сторонников режима). Эта книга сплошь состояла из пропаганды -
это была сознательная жертва, чтобы обеспечить быстрое распространение.

Теперь возникает законный вопрос. Способен ли кто-либо из стоящих на виду
социал-демократических лидеров совершить такой же подвиг, как автор "Системы
природы" Поль Гольбах. Очевидно, развитие истории требует появления таких
товарищей. Тема для творчества будущих классиков. Труды прошлых классиков
здесь не помогут. Они были созданы как аналог социальных рычагов управления,
главенствовавших в XVIII-м столетии. Теперь же появились новые формы
долженствования, которые отсутствуют в трудах классиков. Чтобы создать
новые труды, которые в будущем станут рядом с классиками прошлого,
необходимо лишь задействовать эти новые формы долженствования - отражение
тех интересов, которые являются детищем XX-го века, а не XVIII-го: когда
не учитываются новые формы долженствования, то предлагаемые труды называются
эпигонством. Классические формы эпигонства - это большевистские теоретики
по марксизму-ленинизму. Они переписывали Маркса, но Маркс был гением,
тогда как в управление большевистской власти всегда пробирались
полуграмотные люди. Такого явления сам Маркс не предполагал. Следовательно,
в середине XX-го века новым долженствованием было решение проблемы того,
каким образом укомплектовывать генсеков - из директоров института
марксизма-ленинизма при ЦК КПСС? Сами большевики таких идей выдвигать
не могли, потому что знали интеллектуальную ценность своих назначенцев.
Получился интеллектуальный тупик, благодаря которому согласно всем законам
истории большевики должны были уйти из власти. Потрясает то, что наследники
большевиков - зюгановцы - до сих пор этого не поняли: во главе коммунистов
Российской Федерации стоит хрущевец В. Купцов - человек де-факто подлинный,
с большими волевыми ресурсами, но микроскопическим интеллектуальным
потенциалом. Мы хорошо знаем, что значительная часть финансовых ресурсов
к зюгановцам поступала от Ельцина, потому что его устраивала такая
слабо интеллектуальная оппозиция. Поэтому зюгановцы потеряли в Думе
контрольный пакет голосов. Подлинные историки, прежде всего, исходят из того,
кто кого финансирует и почему. И только после этого описывают располагаемые
исторические факты. Но мы сейчас имели в виду не перспективы международного
коммунистического движения, а возможности интеллектуального роста
социал-демократических руководителей; мы просто должны понять,
что в середине XX-го века были государственные деятели, входящие
в руководящий состав большевиков, которые понимали что к чему, но им всей
полноты власти не предоставляло агрессивное большинство. Это произошло,
потому что большевики переоценивали роль административного фактора.
Понимание нового порядка вещей как раз возникло среди руководителей
капиталистического строя.

Так, например, в 1910 году тогдашний североамериканский президент Тафт заметил:
"теперь войны будут выигрывать не генералы, а банкиры".

Сплошной наплыв подобных замечаний появился в трудах западных идеологов,
особенно после Второй Мировой войны.

Был замечен досадный, с их точки зрения, неумолимый процесс дехристианизации:
это выражалось в резком падении церковных доходов, обнищании монастырей при
явном повышении уровня жизни населения. Еще досаднее было то, что процессы
происходили ускоренным темпом, особенно там, где партии христианских
демократов стояли у власти. Оказалось, что само население освободило
от некоторых общественных функций и обязанностей католических священников
и соответственно стало меньше платить им за отсутствующие услуги.

Если раньше городской или областной церковный иерарх принимал участие в том,
кому из существующих политических деятелей создавать льготные условия
служебного роста и соответственно льготные условия проживания, то в новых
условиях эти решения принимались уже в банковских кругах путем льготного
кредитования.

В России у банковских кругов необходимые для конкуренции способности
управлять находятся в зачаточном состоянии, и мешающий этому фактор -
священники - испытывают бурный рост численности: священник - человек,
требующий комфортных условий проживания. А если сложить все деньги, которые
Россия тратит на содержание священников, то это окажется гораздо больше той
суммы, которую весь СССР тратил на содержание ученых. Таким образом,
плачевное состояние РАН состоит в том, что деньги были переадресованы
священникам. Вот почему российские социал-демократические руководители
не имеют достаточной финансовой базы и вынуждены тратить иностранные деньги.

Такая рокировка на финансовом поприще не способствует научно-техническому
прогрессу. Но ход исторического процесса необратим: российские банкиры, пусть
медленно, но все же заполняют свою экологическую нишу в политике и, в
конечном счете, выдвинут новых социал-демократических лидеров, которые пойдут
на смену нынешним лидерам социал-демократов, скомпрометировавших себя
использованием иностранных денег. Пока же российские фондодержатели дают о
себе знать в области управления при помощи института президентства де-факто.

Этот процесс усложняется тем, что с начала XX-го века западными финансистами
была объявлена финансовая война России 1904 г. Россия проигрывает войну
Японии, так как японцы получают огромный кредит для усиления своего военно-
морского флота.

1917 г. Октябрьская революция: большевистские руководители получают десятки
миллионов долларов наличными, чтобы реализовать собственный переворот. Из
России иммигрирует бывшая руководящая прослойка вместе со своими сбережениями
в западных банках. Большевистская индустриализация также усиливает финансовый
поток на Запад, т. к. большевики вынуждены размещать огромные заказы на
западную техническую помощь и оборудование.

Холодная война была начата потому, что наша страна пыталась восстанавливать
народное хозяйство собственными усилиями.

И, наконец, ельцинская эпопея - когда стоимость обворованной государственной
собственности опять потекла в западные банки; Запад не спешит с модернизацией
России, так как надеется крупно заработать на этой задержке. Вот это одна из
причин, почему избранный демократическим путем президент не может стать
президентом де-факто. Чтобы это произошло, необходимо, чтобы в нашей стране
был установлен, прежде всего, финансовый порядок. Но установлению нового
порядка в области финансов мешает то обстоятельство, что в финансовой войне
победу могут одержать только финансовые генералы - поприще, на котором
нынешние социал-демократические лидеры мало чего смыслят. Мы все знаем, что
президент де-факто господин Березовский талантливый финансист, но его беда
состоит в том, что он неславянского происхождения. Все хорошо помнят фиаско
Л. Троцкого, также пытавшегося стать верховным правителем России: во время
гражданской войны он действительно стал руководителем N 2, но после смерти
Ленина стать руководителем N 1 ему не удалось. Скрупулезный анализ показывает,
что при всей талантливости Троцкого он пренебрег силой привычки миллионов,
захотел экономить на моральном кредитовании - на традиционном атрибуте
славянской деловой активности.

Господин Березовский повторяет штучки Троцкого и благодаря этому досадному
обстоятельству наверняка будет оттеснен от власти. (Возможно, он будет даже
разорен как финансист.)

Но Троцкий немало сделал для большевизма и для укрепления их власти в стране.
И Березовский имеет немалые заслуги перед российскими финансами. Пока что эти
заслуги продолжаются, но надолго ли?

Цитата 3:

"К сожалению, наша страна находится в экономической зависимости от
других стран".

Ответ:

Да, действительно, 10 лет тому назад демократы вывели на улицы обеих столиц
десятки тысяч людей под флагом борьбы против тоталитаризма. Но они умудрились
вместе с ликвидацией тоталитаризма лишить российскую промышленность
традиционных рынков сбыта. Как мы хорошо помним, ради приобретения новых
рынков была организована Первая Мировая война.

Трагедия российской демократии состоит в том, что нынешние социал-
демократические идеологи категорически отказываются высказываться по этому
вопросу. Они тем самым хотят сказать, что тоталитаризм нельзя было уничтожить
без разгрома российской промышленности. Прекрасно, пусть теперь вожди
российской социал-демократии в своих документах нам разъяснят: КАК БУДЕМ
ВОЗВРАЩАТЬ РЫНКИ СБЫТА? Без ответа на этот вопрос российский политик - не
политик, а проходимец. Естественно, до ответа на этот вопрос российским
демократам нечего делать во главе России, до этого все их высказывания -
всего лишь суесловие.

Враги стабильности утверждают, что демонстративное игнорирование этого
вопроса (когда будут возвращены рынки) есть следствие нерусскости
руководителей отечественного демократического движения. Тем самым, они
провоцируют этнический конфликт в финансовом руководстве страны.

Цитата 4:

"Нам власть нужна для создания экономической независимости,
создать либо воссоздать развитую экономику".

Ответ:

Желаете обходить ключевые вопросы, ответа на которые мыслящие слои народных
масс ожидают с нетерпением, - это дело гиблое. Если вы, делая хорошую мину
при плохой игре, заранее расписываетесь под собственной импотенцией в
области политики, то народным массам не остается ничего другого, как не
принимать все ваши мысли всерьез и тем самым не уделять из своих скудных
финансовых запасов на ваше содержание, а ждать ответы на свои вопросы от
других инстанций (например, авторитарных). Но все же вам полезно понять, что
экономической самостоятельности для нашей страны будут способствовать не
политики, а изобретатели и рационализаторы: экономическая независимость во
всех странах мира обычно достигается вместе с появлением прорывных и
опережающих технологий. В российских делах это наступит, когда российские
товары своей дешевизной и высоким качеством опрокинут таможенные накладки и
привезут домой много валюты и закупленных на нее западных технологий. Это
пока на внутреннем рынке, где российские товары пока что не господствуют.
Завоевание внутреннего рынка - это первый рубеж, после преодоления которого
российские демократы докажут народным массам, что они действительно обладают
мозгами.

Вторым рубежом является проникновение в западные рынки. Здесь требуются такие
знания и понимание социальной действительности, о которых отечественные
демократы, судя по их высказываниям, и слыхом не слыхали.

Но раз они такие неграмотные, то придется излагать их заблуждения не тяжелым
академическим языком, а разъяснять на примере.

Южная Корея, когда неожиданно для всех сделала заявку на роль великой державы,
поразила компетентных экспертов тем, что их предприниматели в начале
своего экономического подъема нашли брешь в автомобильном рынке Японии
и сумели туда в один год экспортировать 100 000 легковых
автомобилей-малолитражек. Естественно, не последнюю роль в этом сыграли
корейские изобретатели и рационализаторы, которые, отталкиваясь от
японского опыта, нашли способ существенного удешевления деталей не в ущерб
их качеству. Но изобретатели и рационализаторы, подобно одомашненным
животным, самостоятельно жить не могут, им надо не платить прямо
(это феодальный путь), а создать условия, чтобы они зарабатывали
на собственных изобретениях.

Дальше уже сами изобретатели и рационализаторы решат, где и в чем проявить
свое изобретательское рвение. Величие южнокорейских руководителей состояло
в том, что в феодальной стране они отказались от феодальных методов
руководства и из образцов единичных усовершенствований отдельных легковушек
перешли к конвейеру, чтобы выпускать автомобили, не достававшиеся японским
покупателям. Взять пример с этой прослойки южнокорейских технических
руководителей нашим отечественным демократическим лидерам было бы полезно.
Даже в мыслях никто из российских аналитиков не ожидает, чтобы
выращенные Ельциным демократы поинтересовались или помогали российским
рационализаторам и изобретателям. Ельцинские демократы в области государства
мыслят как большевики: "давайте захватим власть, чтобы распоряжаться деньгами
налогоплательщиков - и тогда будем сыты сами, и кое-что останется тем, кто
помогает нам управлять государством". Между тем социал-демократические лидеры
могли бы еще до захвата власти скооперироваться с изобретателями и
рационализаторами, задавшись целью разбогатеть вместе и, располагая большими
финансовыми ресурсами, оплачивать собственный приход к власти. Время таких
социал-демократов еще не пришло. Одна надежда лишь на патриотически
настроенных отечественных банкиров (больше не на кого), если учесть, что они
не спешат стать членами социал-демократических партий.

После огромной волны приватизации наше государство было не способно
покровительствовать всем нужным инстанциям во всех направлениях. Кроме того,
политики вообще, и российские в особенности, всегда считают ниже своего
достоинства возиться с такими скучными субъектами, как рационализаторы и
изобретатели. Для них еще скучнее копаться в патентных отделах больших
библиотек. Чтобы скомпенсировать эту отталкивающую скуку, надо осознать, что
из таких скучных источников появляются огромные финансовые реки. И чтобы
осознать это полностью, надо в первую очередь из таких скучных источников
создать личное состояние. Тогда поприще "возиться с изобретателями и
рационализаторами" может стать даже привлекательным. Весь этот путь прошли
южнокорейские политические и финансовые деятели.

Другой резерв для укомплектования будущими руководителями социал-
демократических организаций нашей страны является общественная прослойка,
состоящая из людей, в прошлом ученых, а теперь ставшая предпринимательской
средой. Это люди, которые умеют выколачивать большие деньги из науки. Эта
прослойка сама чувствует необходимость экономической независимости своей
страны от других стран. Они могли бы из собственных рядов выдвинуть политиков,
которые могли бы скооперироваться с нынешними социал-демократическими
руководителями и учить их "уму-разуму". Мешают исторические традиции, ведь
в России, при продажной журналистике, учить "уму-разуму" имеют право только
вожди. Но вокруг вождейских постов идет такая грызня (не даром у нас более
десятка социал-демократических организаций), что "посторонним" туда пробиться
нет возможности.

Мы изучаем опыт зарубежных методов обнаружения и стимулирования более
прогрессивных форм власти. Этот опыт показывает, что если информационная или
промышленная технология нова и обладает очевидными прорывными
характеристиками, то деньги для нее всегда найдутся, в любых количествах и
объемах.

Иные условия господствуют в нашей стране. Здесь соревнование идет не между
вариантами обозримости окупаемости, а между резвостями их толкачей. Тем самым
низкий уровень жизни еще долго сохранится в России, пока не найдется
"лекарство" против незадачливой расторопности. Возможно,
социал-демократическим активистам будет дано такое счастье найти это
лекарство. Возможно, но не верится, так как если человек становится
социал-демократом, то непременно подразумевается, что он морально чист
и что он якобы интеллектуал.

У нас, в новосибирском Академгородке, подобных примеров хоть отбавляй. Два с
половиной десятка академических учреждений (кроме одного из них) задыхаются
от финансовой недостаточности. Только институт катализа СО РАН является
самоокупаемым, так как там создавали вспомогательные финансовые
подразделения. Там возведено в строгое долженствование - академическое
описание явлений, дополняемое финансовыми проработками.

Руководители всех остальных академических учреждений предпочитают замучить
своих сотрудников низкими окладами, чем самим навести в собственных мозгах
финансовые порядки. Они брезгуют общаться с теми, кто занимается финансовыми
делами. Свое высокомерие и снобизм они защищают, тоскуя о советской гаремной
системе прикармливания ученых.

Патриоты России живут также и в Академгородке. Среди них возникла мысль
выдвинуть на пост губернатора Новосибирской области финансового руководителя
института катализа Сергея Кильдяшина. Казалось бы, социал-демократические
лидеры должны были обрадоваться и это дело горячо поддержать. Ведь они хотят
экономической независимости страны. А для этого стране нужны такие люди как
Кильдяшев. Но действительность потрясла своей обнаженностью и антинародным
характером нынешних идеологов социал-демократии в нашей стране. Как только
мысль о приглашении Кильдяшина в политику дошла до них, именно от социал-
демократов были услышаны наиболее резкие возражения. Вот образец их доводов.

"Бездушный финансист приведет в областную администрацию своих людей.
Из-за этого в областной администрации будут уволены многие такие,
чья высокооплачиваемая должность есть условие финансирования
региональной социал-демократической организации".

Их интересовали не национальные проблемы России (например, ее экономическая
независимость).

Их интересовало, в первую очередь, содержание партийной бюрократии. Вот
почему они с ужасом отмахнулись от Кильдяшина. Следовательно, все дело не в
идеологии, а в финансовой части их концепции.

Мы считаем, что "демократы" не такие ослы и понимают, что Новосибирская
область не располагает имеющими промышленное значение природными ресурсами.
Имеющиеся в кармане СО РАН прогрессивные технологии через 6-7 лет
основательно устареют. На разработку новых технологий денег недостаточно,
следовательно, патриотический долг российского гражданина - не допустить,
чтобы труд многих поколений ученых пропал даром. Тем более что речь идет о
больших финансовых доходах. Но этому препятствует, с одной стороны, снобизм
академических руководителей, с другой стороны, страх областных демократов
потерять свою долю из облбюджета, и никому, как будто неведомо, что прорывные
и опережающие технологии - это быстро портящийся ресурс, который, как
помидоры или огурцы, во время не посоленные или не замаринованные,
надо потом отвозить на свалку.

К сожалению, научную продукцию мариновать не удается. Вечны только те знания,
которые непосредственно не проникают в промышленность. Вот почему люди
образца Сергея Кильдяшина, умеющие выколачивать деньги из научных разработок,
несомненно, обладают общерусской ценностью, тогда как демократы, особенно
социал-демократы нашей области, едва ли имеют общеобластную ценность -
своими эгоистическими узкожелудочными интересами они больше смахивают на
отбросы человеческого общества.

В Академгородке часто спрашивают: "почему социал-демократы не цепляются за
Кильдяшева, почему он им не нравится, ведь по идее, социал-демократы
ЯКОБЫ являются самыми прогрессивными деятелями нашего общества?"

Ответ на этот вопрос очень трудно вытягивать из клиентов. Наконец-то эти
ответы появляются: "Люди типа Кильдяшева плохо управляемы. Они сами себе на
уме и требуют от нас более грамотных начальников, каковыми мы пока, к
сожалению, не являемся".

Или такой ответ: "Мы управляем, вдохновляя граждан на великие дела, а люди
типа Кильдяшина мало обращают внимания на красоту цели, они требуют от нас
или конкретных указаний, или же уйти с высокооплачиваемых должностей, на что
мы идти не можем".

Третий ответ: "Люди типа Кильдяшина неудобны и непривычны для нашей компании;
нет, чтобы они жили на собственную высокую зарплату, не требовали бы
вознаграждения за свои услуги, консультации и способствовали бы карьерам
наших выдвиженцев; вот тогда мы могли бы их считать патриотами России".

Остальные ответы в том же духе.

Разумеется, доля правды в этих ответах есть, действительно, Россия нуждается
в новой аристократии и, согласно всем закономерностям истории, новая
аристократия всегда формируется из групп крайних эгоистов; просто эти эгоисты
"вытягивают более счастливый номер", чем устаревшие эгоисты. Но наши
демократы не понимают, что между руководителями фундаментальных исследований
в науке и теми руководителями, которые способны науку привести в
промышленность, существуют непримиримые противоречия; мы думали, что если бы
Кильдяшин был губернатором области, то между двумя группами научных
руководителей установилось бы равновесие в их влиянии на государство.
Внедрители не нуждаются в государственных ассигнованиях, тогда как
фундаменталисты нуждаются. Новосибирский Академгородок по-хорошему мог бы
зарабатывать около 2 миллиардов долларов в год, из которых 1 миллиарда
хватило бы "за глаза" на содержание Академгородка; другой миллиард пошел бы
в экономику области, взамен чего область могла бы строить для Академгородка
новое жилье и снабжать новыми приборами. Область получила бы расширение
рабочих мест приборостроительные НИИ и заводы из бывшего ВПК расширили
бы свои площадки и способствовали бы расцвету остальной части
промышленности; увеличение числа рабочих мест предоставило бы работу
многим социал-демократам. А членские взносы от рядовых социал-демократов
давали бы руководству в десятки раз больше денег, чем они сейчас
выколачивают из управленческой части областного бюджета; социал-демократы
упрекают людей типа Кильдяшина в отсутствии патриотизма, но где их
патриотизм, когда прорывные технологии Академгородка, как скоропортящийся
продукт, устаревают и скоро исчезнут совсем.

Цитата 5:

"Цель компании не обсуждение лидера, а обсуждение идеи".

Ответ:

Здесь приходится подозревать, что при составлении пакета ваших документов
участвовали товарищи, плохо знающие свой родной язык. Ведь эта цитата имеет
откровенно невежественный и провокационный характер. Но даже любой
политик обязан знать, что не существует реализации любых идей без доминантных
носителей этих идей.

Исторический пример:

Ушел из жизни Ленин, и у его наследников ума не хватило сохранить НЭП
в какой-либо, подобающей и приемлемой новым условиям, форме.
Вместо этого им проще было отмахнуться, чем предложить эти
новые формы.

Чтобы претендовать на интеллектуальные роли не в явочном порядке, а в роли
информогенов, социал-демократическим лидерам следует осмыслить свою
собственную историю: социал-демократическое движение возникло в середине
XIX-го века, когда основным аппаратом обеспечения эксплуатации трудящихся
была административная система; она своими силовыми структурами обеспечивала
интересы феодальной бюрократии от новых претендентов в бюрократы.
(Исключительный закон Бисмарка против социалистов - тому подтверждение.)

Идея того, что социал-демократы могут служить состоятельным людям, это
цивилизационное приобретение уже XX-го века. Здесь появились новые реалии.

Конечно, понимание о полезности социал-демократов, могло придти в голову и в
XIX-м веке. Но основной частью феодальной бюрократии были выходцы из
католической интеллектуальной традиции кругов. Надо было их проучить
и научить их потесниться.

Исторический пример:

Известно, что делом Дрейфуса (Франция) были заинтересованы
католические круги, которые хотели на должностных позициях заменить
еврейских "хватов" своими выдвиженцами. На самом же деле "огород
городили" не только против еврейских "хватов", но и против "хватов"
из коренных французов. Католические руководители были настолько
уверены в собственном успехе, что имели неосторожность привлечь в это
дело католических банкиров - смиренных хранителей "церковной копейки".

Ротшильды закупили те акции, которые находились в руках
населения; получив контрольный пакет акций, они ими управляли так,
что церковные банки разорились и "церковная копейка плакала". Ватикан
остро почувствовал и принял это наказание. Решено было шума не
поднимать; антисемитская верхушка была обезврежена; труднее было с
общественным мнением рядовых антисемитов. Для этого потребовалось 10
лет, чтобы полностью реабилитировать Дрейфуса и восстановить его
доброе имя.

Таким образом, наглядно было продемонстрировано, что в католическом
движении нет умных вождей, что новые вожди могут стать таковыми
только с одобрения банковского сословия, и что банкирам Ватикан не
указ, что, при желании, банкирское сословие в состоянии поставить
на место кого угодно. Это обстоятельство и много других подобных
обстоятельств наглядно показали, что банкирскому сословию принадлежит
вся полнота политической власти в США, Канаде и Западной Европе.

Победа банкиров, помимо своей положительной роли, обогатила цивилизацию
новыми достижениями, которые помогли социал-демократическим вождям
легализоваться: банкиров мало трогали личные переживания аристократов,
когда в финансовом отношении более состоятельными становились выдвиженцы из
низов (хамы). Короче говоря, их не интересовала социальная принадлежность
клиентов. Для них был важен лишь один критерий - способность
своевременного возвращения кредитов. У "хамов" в этом отношении,
в большинстве случаев, была лучшая репутация, чем у аристократов.
В конечном счете, все сводилось к рентабельности банковской деятельности.
Логика этой рентабельности привела к тому, что было "манной небесной"
для социал-демократов, что высококачественная продукция, и, следовательно,
возвращаемость кредитов возможна только там, где трудящиеся снабжаются
качественным жильем, чтобы конструируемые станки для рабочих имели
обтекаемые формы и были покрашены такими красками, чтобы глаза рабочего
не переутомлялись; банкиры взяли охотно на себя все эти невидимые
доселе ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ расходы, так как при помощи высококачественной
продукции они захватывали новые рынки, которые стократно окупали эти
дополнительные расходы.

Таким образом, то, что декларировали социал-демократы в своих программах, это
было достигнуто благодаря простым коммерческим расчетам банкирского сословия:
повышение уровня жизни трудящихся оказалось очень выгодным для высокоразвитой
экономики.

Возвращаясь к идее вождя и их роли в партийной перспективе, новым социал-
демократическим вождям необходимо было удерживать рабочий люд от забастовок и
помогать банкирскому сословию навести в обществе свои порядки: несомненным
историческим фактом является то обстоятельство, что увеличение рабочих мест и
обилие заработной платы трудящихся индуцирует поступление от партвзносов в
кассы социал-демократической партии. Мало кто тогда подозревал, что еще вчера
нищие социал-демократические руководители стали распоряжаться десятками
миллионов национальной валюты во всех странах Западной Европы. И эти деньги
хранились на счетах тех же банков. Обладая миллионными бюджетами, социал-
демократические руководители Западной Европы быстро растили собственную
бюрократию. Черным днем для этой новой формы бюрократии был период начала
Первой Мировой войны, когда в связи с мобилизацией рабочие ушли в армию и
перестали платить членские взносы. Социал-демократические лидеры оказались
без привычных миллионов и быстро почувствовали свою зависимость от членских
взносов.

Такое положение хорошо напоминает нынешнее положение российских социал-
демократов: сходство состоит в том, что число рабочего класса резко
сократилось, и возможность собрать членские взносы для
социал-демократического аппарата иллюзорна, что исключало возможность
создания социал-демократического движения снизу. Остается возможность сверху,
но на какие деньги?

Получить эти деньги с российских банкиров можно только в том случае, если бы
социал-демократические руководители в России способствовали бы возрастанию
внешней торговли, т. е. захвату новых рынков. О том, как это сделать, мы
скажем ниже, но здесь только укажем, что ни у одного социал-демократического
лидера России ничем этот фактор не озвучен; отсюда есть подозрение, что им
эта мысль даже в голову не приходила. Начиная с Новодворской через Горбачева
и завершая Явлинским, они лишь способствовали разрастанию процесса
приватизации, однако, они породили, попутно, новые проблемы: 4/5
приватизированной госсобственности перешла в руки лицам неславянского
происхождения (например, владельцам Уралмаша стал грузин Каха Бендукидзе).
Непродуманный процесс приватизации привел к тому, что славянский сектор
частной экономики в основном стал состоять из криминалитета, и любая
государственная борьба против организованной преступности на самом деле
означает еще более сильное сужение сектора славянской частной
экономики. Специалисты считают, что славянская часть национальной
экономики остается в большей мере пока государственной: вот почему
приход к власти Путина означает защиту государственного сектора, и тем
самым, необходимость авторитарных методой в управлении нашей страной;
Путин обещает стимулирование частной экономики, но это на самом деле
означает, что при дальнейшей приватизации сама она произойдет только в
том случае, если это будет способствовать расширению славянского
сектора частной экономики; во всяком случае, государство может жить
только тогда, когда неславянский сектор не буд превышать 38%; при
абсолютном росте неславянской части славянский сектор должен расти
опережающими темпами. Непонимание этого обстоятельства делает
социал-демократическую власть в России беспредметной. Вот почему
многие крупные ученые новосибирского Академгородка называют
социал-демократов и их вождей безмозглыми дураками, не готовыми к
управлению страной.

Исторический факт:

Во время недавних президентских выборов Президиум СО РАН призывал
голосовать за Зюганова, так как Путина (как и раньше Ельцина) считали
деятелем социал-демократической ориентации.

Основная часть избирателей Академгородка игнорировала мнение
Президиума СО РАН и голосовала за Путина, но все же приходится
подумать о том, почему такие сверхквалифицированные товарищи как
новосибирские академики тянут нас назад?

В частных беседах они говорят так: "к сожалению, социал-демократические
выдвиженцы обладают поразительным ишакообразием мозгов".

Имеется в виду, в первую очередь, персона Явлинского, который говорит
правильные слова, против которых возразить нечего, но пользуется для
финансирования своей деятельности исключительно иностранными деньгами.
Например: форум яблочников в столице Урала и северной столице был организован
на немецкие деньги. Основная же финансовая подпитка яблочников идет из США. С
точки зрения новосибирских академиков, этот номер в России не пройдет.
Правильные слова недействительны, если финансы идут из-за рубежа. Если бы
Явлинский не побрезговал бы российскими деньгами, то с точки зрения
новосибирских академиков он сейчас занял бы место товарища Зюганова, который
впрочем, тоже не пренебрегает иностранными, особенно немецкими деньгами. Но на
Зюганова работает инерция общественного мышления и привычек.

Теперь несколько слов о том, какая экологическая ниша в российской политике
еще никем не занята, и социал-демократы могут ее занять полностью,
освобождаясь от опеки сердобольных иностранных благодетелей. Эта возможность
самофинансирования может в десятки раз дать больше средств, чем если бы
предполагаемая объединенная социал-демократическая партия России состояла бы
примерно из 600 000 членов партии по стране, и все эти члены были бы
высокооплачиваемыми трудящимися с зарплатой порядка 5 тысяч нынешних рублей в
месяц, и платили бы от 3 до 8 % членских взносов. Простой подсчет показывает,
что эти деньги немалые. Однако речь не об этом. Социал-демократия пока
раздроблена, и зарплата рядовых членов социал-демократии находится на уровне
прожиточного минимума. Большинство трудящихся не спешат стать членами социал-
демократической партии любого пошиба.

В истории человечества много было исторических деятелей, которые имели титул
финансовых гениев. Таким был римский император Веспансиан, быстро наполнивший
опустевшую казну после ухода Нерона. Такими были первые Ротшильды, создавшие
финансовую империю, существующую до сих пор. Таким был немецкий физик
Фраунгофер, чьи телескопы были закуплены всеми, без исключения,
астрономическими обсерваториями мира. Таким был бельгийский химик Сольве,
который потратил огромные деньги на конгрессы европейских физиков, при этом
при помощи кулуарных бесед с умными, технически грамотными людьми он
неслыханно расширял свой содовый бизнес и так далее.

Что есть общего между этими финансовыми гениями? Ответ: они задействовали
новые, еще никем не употребляемые, возможности достаткодобывания. ЕСТЬ
ЛИ ТАКАЯ ОБЛАСТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ? Как можно,
хотя бы в рабочем порядке, назвать новую экологическую нишу? Знатоки
называют эту нишу ПОПРИЩЕМ ИНВЕСТИЦИОННОГО ТОЛМАЧЕСТВА.

Все дело в том, что прорывные и опережающие технологии всегда имеются под
рукой, для тех, кто в них нуждается. Но они изложены в таких заумных
неудобоваримых формах, как например доклады АН СССР, а сейчас РАН.

Совершенно ясно, что ни директора крупных заводов и комбинатов, ни главные
инженеры и главные технологи при них докладов АН не читают, а те, кто может
их читать и доносить до них, в приемлемой для производственников форме,
последние их на свой бюджет не берут. Так как это означает УСТУПКУ ВЛАСТИ;
для понимания этих публикаций требуется слишком много времени и приличного
кругозора; администрировать, да! На этом поприще их бог не обидел.

Когда-то это было не так. Директора заводов, как люди с высшим образованием,
читали все что угодно.

Печально, но теперь это не так. Так распорядилось развитие нашей цивилизации.

Новое поколение финансовых гениев может происходить из той пока
несуществующей прослойки деловых людей-интеллектуалов, которые способны
абстрактные изложения типа докладов академии наук перевести в образное
изложение, то есть в описание конкретных установок, приборов и препаратов.
Естественно, любые предприниматели больше обратят внимание на ощутимые
установки, приборы и препараты; только такая ощутимость поможет им подсчитать
рентабельность их реализации и свести собственную активность к
организационным деталям. Тогда предприниматели с удовольствием выкупят
подобные разработки.

Таким образом, задача социал-демократических руководителей должна состоять в
участии в формировании этой среды (нового поколения финансовых гениев). И тем
самым пополнять состав своих руководителей из этой среды.

Особая проблема России - кредитоневозвращенцы (так как кредиты дают хорошим
людям, а не тем, кто может возвращать кредиты) - такова одна из негативных
тенденций славянского этнического духа.

Попросту говоря, российская социал-демократия не может быть объединенной и не
может стать массовой партией, пока в социал-демократическом движении не будет
создан финансовый цех.

Второй по значению атрибут, после создания финансового цеха, это решение
проблемы партикуляризма: примером партикуляризма является состояние Германии
до прихода Бисмарка; в то время Германия состояла из десятка сравнительно
крупных, трех десятков средних и около трехсот мелких княжеств и других
государственных образований. Много поколений буржуазных революционеров
хотели объединить Германию в одно государство, по примеру других европейских
государств, таких как Великобритания, Франция, Испания и т. д.; немецкое
бюргерство всегда занимало соглашательскую позицию, и тогда по всей Европе
была поговорка "немецкий партикуляризм - следствие немецкой этнической
психологии"; только Бисмарку удалось решить эту сложнейшую проблему.

Академическая мысль утверждает, что партикуляризм всегда существует там, где
отсутствует надлежащая теория. Современные социал-демократы как-то говорят:
лучше партикуляризм, чем тотальное единодушие - они боятся, что если будет
одна социал-демократическая партия, то это возврат к практике КПСС.

В активе марксисткой теории существуют проработки о двух стилях политической
активности.

Первый стиль - эвристика, характеризуется частой сменой руководящих кадров,
пока не найдется подходящий руководитель.

Второй стиль - опережающее отражение (прогноз). Энгельс считал марксистов
именно такого стиля руководителями. Здесь вместо кадровой чехарды
подразумевается непрерывное обучение руководящих кадров. Энгельс считал, что
хороших или плохих руководящих кадров не бывает: есть желающие расширять свой
кругозор товарищи и не желающие; ошибка Энгельса состояла в том, что люди, уже
имеющие власть, неохотно признают, что их кругозор узок (не любят учиться,
когда столько соблазнов).

Эвристический стиль руководства всегда ведет к партикуляризму, ибо, если нет
теории, каждый секстанский руководитель посчитает собственную эвристику
заменителем теории. Действительно, в России существовали 12
социал-демократических партий и групп; М. Горбачев создал 13-ю
социал-демократическую партию, так как собственную эвристику он считает
способной заменить любую теорию (каждый считает себя умнее всех, но это
никогда не звучит убедительно).

Другое дело социал-демократическая партия с опережающим отражением. Здесь
своя проблема - массовость: пока члены партии не достигнут численности
примерно 0,65 процента взрослого населения города, области, региона,
страны, - по всей России более 800 000 человек, - теоретические проработки
еще не усвоены рядовыми сторонниками данного движения. То есть существуют
генералы без армии.

Второй атрибут носит название теоретического цеха. Однако теоретический цех
не может существовать без финансового цеха; одной из трагедий марксизма
состояла в том, что они политический цех ставили впереди финансового цеха.
Это обстоятельство себя еще могло бы оправдать в середине XIX-го века, когда
марксизм еще зарождался.

Но тогда тоже существовала проблема финансового цеха: достаточно упомянуть то,
что Энгельс был капиталистом и содержал за собственный счет семью Маркса.
Однако Маркс надеялся, что вожди пролетариата этот вопрос каким-либо образом
решат. Только столетие спустя было понято, что здесь от перестановки
слагаемых сумма МЕНЯЕТСЯ.

В данной нашей проработке мы не ставили целью анализировать все положения
предложенной социал-демократической программы. Это большой труд и требует
больших финансовых вложений, так как результатом анализа была бы книга в
несколько сот страниц, стоимостью не менее 40-45 тысяч долларов. Ученые России -
бедные люди; они не в состоянии такую большую сумму для нас выделить из своих
сбережений: другое дело задействовать то, что есть в нашей памяти. Если Вы
заинтересованы в нашем дальнейшем сотрудничестве, то такие средства Вам
необходимо разыскать где-нибудь.

То, что мы написали, происходит из-за того, что мы симпатизируем социал-
демократическому движению.

От имени ученых,
А. И. Арустамян.

P.S. В восстановлении этого письма из оставшихся черновиков принимал
участие М. А. Елфимов, который настоял на более популярном изложении с учетом
новых фактов за последние 13 месяцев.

P.P.S. Указываем реквизиты банка, куда может поступать минимально необходимая
сумма.

Для спонсоров на территории России:

г. Новосибирск-88, ул. Петухова-74
получатель: ИНН 7707083893
Кировское ОСБ N 8047 / номер филиала 0268
р/счет 30301810644000604405
банк получателя:
Новосибирский банк СБ РФ
кор./счет 30101810500000000641
БИК 045004641

42301810944050873369/01
Елфимову Михаилу Андреевичу

Для зарубежных спонсоров:

Savings Bank Of The Russian Federation
SWIFT: SABRRUMMNH1
Novosibirsk Office
Kirovsky branch N 8047 / 0268
A/C 42301810944050873369/01
Personal Datas (Yelfimov Mikhail)

Ответить

Вернуться в «Политика»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей