Критический отклик на статью Г. Х. Попова («НГ» за 25.08.2000 г.)

Разговоры о политике, политиках и политических партиях. Строго запрещено обсуждение личностей всех пользователей форума, в том числе модераторов
Ответить
Михаил Елфимов
Активный писатель
Сообщения: 145
Зарегистрирован: 21 ноя 2005, 01:35
Откуда: Новосибирск
Контактная информация:

Критический отклик на статью Г. Х. Попова («НГ» за 25.08.2000 г.)

Сообщение Михаил Елфимов » 21 ноя 2005, 21:19

Критический отклик на статью Г. Х. Попова в "НГ" за 25.08.2000 г.

Уважаемый Гавриил Харитонович!

Те, кто читает страницы средств массовой информации, уже согласны в том, что
"Независимая газета" становится главным интеллектуальным центром для
массового читателя в нашей стране. И дело вовсе не в том, что в других
газетах нет интересной и полезной информации, а в том, что в "НГ" публикуются
обзоры наиболее первоочередных задач, и Ваше выступление в этой газете
является самым актуальным из всех публикаций подобного уровня в нашей стране.
Мы с восхищением прочитали Ваше утверждение о том, что социал-демократическое
движение в России находится на уровне кружковых занятий. Мы вполне согласны с
тем, что в России происходят мощные потоки дезинформации, т. к. "столько
инициаторов создания новых политических партий уже не могут выдвигать свои
предложения, предварительно не отвергнув социал-демократический вариант".
Столько политических интриганов "записываются в демократию, прикрывая личные
амбиции и личные претензии на власть демократическими лозунгами".

В той же "НГ" появилась статья некоего Сергея Александровича Маргили - члена
правления одной из 14 социал-демократических партий России, под весьма
радикальным сталинским названием: "Кто ответственен за разорение России?
(Прополка административных и финансово-хозяйственных "сорняков" неизбежна)".
Таким образом, то ужасное состояние, которое Вы описали, индуцирует
возрождение сталинизма.

Если в Вашей статье мягко, без грохота и звона описываются национальные
проблемы России, то у "товарища" Сергея Александровича сразу индуцируется
административный метод решения политических проблем. Однако вызывает
сожаление то, что даже Вы, достоверно вскрывая национальные проблемы, не
указываете способов их решения (специалисты называют это горбачевизмом), что
же говорить о других СМИ, там и проблем-то толком не видят - одни пожелания:
что бы хотелось... Это дает возможность многочисленным сергеям
александровичам навязывать обществу сталинские методы немедленного и
непосредственного решения политических и экономических проблем "в лоб": мы не
должны допустить никаких "прополок", т. к. сначала "сорнякам" надо
разъяснить, что следовало бы делать, а уж потом упрекать их в том, что они
являются "сорняками".

Наша логическая база обусловлена тем, что более четверти века проживая в
Новосибирском Академгородке, мы ежегодно участвовали в десятках международных
и локальных конференциях, где мыслящие люди всего мира приводили скупые, но
убедительные доводы по всем затрагиваемым в Вашей статье проблемам. Наше
замечание по Вашей статье заключается в том, что, описывая анатомию
гипотетического среднего класса, Вы считаете интеллигенцию единой социальной
общностью, с едиными интересами. Но что такое интеллигенция? - прослойка,
страта или новый класс? На самом деле интеллигенция, как бутерброд, состоит
из двух прослоек, из двух страт или из двух новых классов с диаметрально
противоположными социальными интересами. Вот почему начало XXI-го века
характеризуется главной проблемой: разрешить проблему информационного
бандитизма и, в конечном счете, добиться аналогичного социального компромисса и
партнерства по аналогии с партнерством между трудом и капиталом, которое
способствовало бы социальному прогрессу.

Вы пишете, что классовая борьба это пройденный этап. На самом деле классовая
борьба существует в еще более бесчеловечной форме, только эта борьба
происходит не там, где раньше (между фондодержателями и трудящимися), а в
творческой сфере между научными пролетариями (живущими на одну зарплату) и
научными баронами, которые успешно обменивают минимальное благополучие на
чужие авторские права.

Рабочий класс нашей страны более чем на 3/4 эксплуатируется не прямо, а
косвенно, т. к. поток липовых академиков-директоров академических институтов
ограничивает создание рабочих мест и тем самым ограничивает возможность
рабочего класса самоутвердиться. И если социал-демократические лидеры
разъяснят это обстоятельство рабочему классу, то социал-демократия как
таковая получит предмет рассуждений, и страна могла бы к авторитарным методам
Путина добавить политическую борьбу против тех, кто его дезинформирует.

Трудность разъяснения такой логики событий рабочему классу состоит в том, что
рыцарями информационного бандитизма являются, в первую очередь, выходцы из
рабочей аристократии. В самый разгар холодной войны много было разговоров о
том, что в международном коммунистическом движении есть засилье
геронтократии. Между тем, за 100 лет существования американских профсоюзов
(АФТ) было всего три профсоюзных руководителя:

С. Гомперс (1881 - 1924 гг.) (43 года)
У. Грин (1924 - 1952 гг.) (28 лет)
Дж. Мини (1952 - 1981 гг.) (22 года)

Смены происходили только после смерти предшественника. Таким образом, за 100
лет один из американских профсоюзов, при всех своих антикоммунистических
позициях, управлял рабочим классом точно также, как в СССР управляли
коммунистические генсеки (и здесь и там господствовала геронтократия). Это
значит, что дело не в идеологии, а в вынужденном подходе рабочей аристократии
к информационному рынку. А так как каждый рынок предполагает свой способ
эксплуатации человека человеком, то рабочая аристократия в обоих лагерях
принимала за должное использование экспертов, чтобы показать рабочему классу
какие они (рабочие аристократы) умные.

В истории нашей страны об этих процессах лучше всего написано в публикациях
Федора Бурлацкого (эксперта при Хрущеве). Он подробно описывает, каким
образом укомплектовывались эти тайные "мозговые центры", и как они умели
"держать в узде" тайных экспертов, и как они жестоко наказывали тех, кто,
будучи привлеченным к написанию речей и выступлений Булганина, Суслова,
Брежнева и других, имели неосторожность ставить это себе в заслугу. Особенно
забавным является случай с Булганиным. После смерти Сталина Лаврентий
Павлович попытался помешать Булганину иметь свой "мозговой центр":
контролировались его телефонные разговоры, личные контакты, и была попытка
преследовать тех, кто давал деловые соображения клану Булганина, состоящему
из славянских руководителей. Легкомыслие Булганина заключалось в том, что он
поручил клану Хрущева разобраться с Лаврентием Берией, тем самым передал ему
всю полноту власти. Хрущев отобрал "мозговой центр" Булганина, оставив ему
лишь финансовых экспертов. Булганина из председателя Совмина понизили до
директора Союзного госбанка, и когда Хрущев понял, что Булганин остается
вождем номер 1, т. к. он формировал финансовые и материальные потоки в
стране, то у него и отобрали и эту должность тоже...

Таковы были особенности информационного рынка непосредственно после смерти
Сталина и эти особенности мало в чем изменились при Горбачеве и Ельцине.

Таким образом, информационный бандитизм остается главной характерной чертой
российской государственности.

Но пикантность ситуации заключается в том, что информационный бандитизм
характерен и для всей западной социал-демократии. Разница с нами заключается
лишь в том, что на Западе давно уже налажены взаимоотношения на
финансово-вещевом рынке, а у нас отсутствует гармония в обеих сферах.

Непонимание этого обстоятельства привело Вас к тому, что Вы пишете лишь о
двух направлениях западной социал-демократии. Вы пишете о традиционалистах и
модернистах, хотя их на самом деле около десятка. Суть дела заключается в
том, что рабочее движение, как на Западе, так и у нас, содержит много
криптократии: т. е. скрываемых от основной массы рабкласса тайных пружинах
выдвижения рабочих руководителей. Поэтому, как у традиционалистов, так и у
модернистов, многое скрывается, и их официальные взгляды мало что отражают в
области реального положения вещей. Разница между ними заключается лишь в том,
что у традиционалистов больше криптографии. Дж. Мини в ЦРУ любили больше чем
тех, кто не входил в их структуру, включая руководителей высшего
разведывательного центра США - агентства национальной безопасности, и вовсе не
из платонических соображений.

Криптократия в американских профсоюзах действовала теми же методами, что и в
ЦРУ. В противном случае Дж. Мини был бы заменен другим руководителем. ЦРУ
охотно обменивалось информацией с рабочей аристократией США, разумеется, за
спиной всего американского рабочего класса.

Когда мы говорим о необходимости новых терминов, то восхищаемся Вашим
термином "социальное пространство". Вы весьма уместно говорите о том, что все
социал-демократы мира всегда существовали как противовес рыночным отношениям.
В этом "социальном пространстве" социал-демократические лидеры ставят себе в
заслугу исправление всех недочетов в рыночных отношениях. На самом деле,
внутри "социального пространства" существует не менее жесткая конкуренция
амбиций, не менее жесткое противостояние искусных интриганов и не менее
жесткая дезинформация государственных деятелей. Естественно, общественные
проблемы, как на Западе, так и в нашей стране, состоят из преодоления
интриганства, следствием которого является весьма внушительный промышленный
рост. Ведь что такое конкуренция, как в рынке, так и в "социальном
пространстве"? Это борьба против некомпетентности. Менее компетентный
промышленный деятель разоряется и убирается - с этим все ясно. А вот что
такое конкуренция в "социальном пространстве"? - здесь решающим фактором
является не уход некомпетентных, а компенсация некомпетентности изощренными
методами интриганства (кто может успешно топить соперника). Наиболее
убедительным доказательством этого обстоятельства является тот факт, что
верхушка американской организованной преступности (такие люди как Лаки
Лучиано, Фрэнк Кастелло, Мейер Лански, Ленке Бухгалтер и другие) это выходцы
из нищенских кругов, ставшие миллионерами в течение одного поколения путем
незаконных операций. Их политический и финансовый успех вполне укладывается в
марксистскую теорию "диктатуры пролетариата". Разница только в том, что эти
нищие, ставшие миллионерами, выбрали путь интриганства, как наиболее легкий,
предпочли созидательному труду. Они от правящего класса Америки восприняли
интриганство, как основной способ достаткодобывания. Поэтому организованная
преступность в США существует параллельно с респектабельным обществом, т. к.
действует одними и теми же средствами. Здесь основная заслуга принадлежит
Лаки Лучиано, который, создав преступный синдикат, отказался от крайностей
сицилийской мафии, причем довод был вполне цивилизованный: организованная
преступность в форме сицилийской мафии приводила к взаимному уничтожению
преступников на радость официальной полиции. И действительно, после реформы
Лаки Лучиано резко снизилась смертность среди организованной преступности, а
доходы увеличились в 12-14 раз, вот почему личность Лаки Лучиано приобрела
столь громадный авторитет - это была личность в масштабах истории всего
человечества. Немаловажным историческим фактором является то, что Лаки
Лучиано и его друзья способствовали (в первую очередь, своими деньгами)
приходу к власти президента Рузвельта, т. к. криминальный сектор американской
экономики также нуждался в общественном порядке, как и официальный сектор.

В наше время российский криминалитет усиленно поддерживал ельцинскую власть,
хотя, может быть, Ельцин этого не хотел. Президент Рузвельт хорошо понимал,
что без денег Лаки Лучиано он никогда не смог бы уломать спесь американских
аристократов, поэтому он охотно воспользовался коммерческим опытом
американских преступников для реализации своего "Нового курса". Однако в
российских условиях криминалитет был единственным носителем коммерческих
навыков, т. к. при советской идеологии развивать свои коммерческие
способности другим методом было невозможно. Поэтому руководители России
вынуждены были обратиться к ФСБ взять на себя дополнительную нагрузку -
управление государством. ФСБ и раньше де-факто управляло государством, через
подставных политических деятелей, этого оказалось недостаточно, теперь она
пытается (а без компромисса с высшим криминалитетом это проблематично...)
управлять государством де-юре.

Мы отмечаем как положительный момент в Вашей статье, когда Вы говорите
о социал-демократах Испании и Греции, которые выступили в совершенно новой
роли. Они провозгласили себя стимуляторами экономического роста в своих
странах. Однако Вы почему-то эту идею решили не развивать дальше. Почему
такое движение возникло в европейских странах "второго плана"? Почему этим не
загорелись во Франции, Великобритании, Германии и Италии, т. е. в главных
странах Западной Европы? Ответ на этот вопрос, будучи откровенно написанным,
звучал бы так: "социальное пространство" Греции и Испании обладает
сравнительно несложной политической проблематикой; эвристический метод
рассуждений интеллектуально безграмотных социал-демократических руководителей
Западной Европы кажется достаточным для решения социальных проблем Греции и
Испании (хотя и здесь много неоправданного оптимизма). Другое дело в главных
государствах Западной Европы и государствах бывшего социалистического лагеря.
Здесь эвристический метод рассуждений заведомо недостаточен. Здесь налицо
новая ступень развития западной социал-демократии (не говоря о России, где
об этих ступенях из политических деятелей мало кто подозревает. Западной
социал-демократии нужны новые марксы, новые веберы, новые каутские и
бронштейны. Речь идет о том, что пора кончать с криптократией в рабочем
движении. Проблемы должны быть обнажены и разрешены. Но мы оставим эти
проблемы западным социал-демократам и займемся актуальными проблемами
социал-демократов в России.

Однако никто не посмеет говорить и писать об этом (иначе все будет напрасно),
пока не выяснится, чем отличается наука от идеологии. Естественно, эти
проблемы актуальны и для Запада. Идеология, как и наука, должна быть
убедительной. Дело заключается в том, что в науке все затрагиваемые вопросы и
ответы должны быть убедительными. Идеология только тем и отличается от науки,
что она должна оставить некоторые лазейки для мошенничества на потребу
руководящей прослойке или класса в данной стране. ДРУГИХ ОТЛИЧИЙ НЕТ!

Почему российским социал-демократам не удалось объединиться весной 1999-го и
весной 2000-го г.? Да потому что каждая из 14 социал-демократических
партий хотела в системе правильных рассуджений оставить свои
подразумеваемые лазейки в идеологии, хотя все эти лазейки являются лишь
различными вариантами информационого бандитизма. Потому что в обоих случаях
хотели оставить в рамках криптократии информационный бандитизм. Потому что
в обоих случаях, каждая из составных частей социал-демократии (отдельные
партии) хотели сохранить свою криптократию и поэтому были неискренни друг
с другом (криптократия всегда ведет к неискренности). Что же касается
руководства рабочего класса, то причиной использования криптократии является
стремление скрыть от общественного мнения атрибутно используемый
информационный бандитизм. И что эксплуатация рабочего класса и всех
трудящихся происходит теперь опосредованно - криптократия сама по себе
приносит много вреда интересам рабочего класса... Теперь следует
разобраться в том, где происходит классовая борьба, и где традиционная
социал-демократическая идеология практически уместна. Для этого
необходимо разобраться во взаимоотношениях (главным образом, в
противоречиях) общественной прослойки, называемой одним словом -
интеллигенция.

Согласно международной терминологии, существуют два главных отряда
интеллигенции, ИБ-интеллигенция и ЛИ-интеллигенция. ИБ-интеллигенция - это
информационные бандиты, дезинформирующие собственные руководящие круги
собственного государства своей якобы компетентностью (у нас это липовые
академики и профессора, привлеченные к государственной деятельности).
Естественно, эвристический стиль мышления власть предержащих без
теоретических разработок заставляет привлекать в министерства покладистых
профессоров, которые лишь озвучивают всякую технологическую ересь.
ЛИ-интеллигенция расшифровывается как люмпен-интеллигенция, которая живет
исключительно на зарплату, и эта зарплата существенно зависит от того,
согласны ли они с ИБ-интеллигенцией по совместной разработке их научных
идей. Существует целая сложная социальная процедура перехода от
ЛИ-интеллигенции в ИБ-интеллигенты, т. е. предоставляется возможность
эксплуатировать своих бывших собратьев.

Здесь поступают с величайшей осторожностью, и эта проблема не нова.

ИБ-интеллигенты хорошо помнят, каким образом, в свое время, Великобритания
опередила Голландию в технологическом руководстве всем остальным миром.
Тогда Голландия была первой страной победившего капитализма: там промышленные
деятели впервые получили всю полноту политической власти; британцы -
темпераментные люди, что касается деловой хватки, они первые заметили слабое
место голландцев: это была проблема ложных экспертов; британцы придумали
выход из положения; они придумали технологический термин "патент" и ввели этот
термин в юридическую практику, поскольку владелец патента имел
возможность заполучить от общества финансовые средства.
После изобретения этого термина корабельных
дел мастера сразу воспользовались этим обстоятельством, и началась "утечка
мозгов" в Великобританию. В самой же Великобритании королевское окружение
нашло из собственных британцев-экспертов, на которых можно было положиться
несмотря на социальное происхождение. Таким образом, спесь британских
аристократов была сломлена самими же британскими аристократами в лице
королевского двора, т. к. экономически это было выгодно. Таким образом,
борьба против информационного бандитизма имеет британское происхождение.
Британские корабелы отказались от показной роскоши внутреннего убранства
военных кораблей и сделали ставку на быстроходность и маневренность. Британия
надолго стала первой страной кораблестроения, оттеснив голландцев.

Здесь наглядно продемонстрировано, что очередное цивилизационное завоевание
неразрывно связано с предложением и задействованием новых терминов, понятий и
представлений. Английские спецслужбы постоянно шефствовали в этом процессе.
Уже в советское время В. Маяковский пустил в оборот крылатую фразу "над
бандой политических рвачей и выжиг...". Увы, Маяковский был неоригинален -
чтобы оттеснить голландскую морскую торговлю, британцы еще тогда успешно
"привели в чувство" собственных "рвачей и выжиг".

Вы говорите о политическом иждивенчестве. Хорошо бы Вам вернуться вновь к
этому вопросу. Тогда у российской социал-демократии появится стимул и
понимание, с кем бороться и против кого направлять общественное негодование.
Тогда трудящиеся России поймут, чью спесь ликвидировать, чтобы
способствовать внешней торговле и тем самым способствовать появлению
сверхвысокооплачиваемых рабочих мест и делегировать своих представителей в
средний класс.

Что же касается Вашего примера уральского опыта движения "Производство -
труд - май", то в основе оценки этого события лежит Ваша понятная
неискренность, в части финансового обеспечения социал-демократии. Даже самые
выдающиеся деятели российской социал-демократии беднее, чем "церковные крысы"
- депутатская зарплата является для них чуть ли не единственным источником
содержания собственных центральных комитетов или региональных руководителей.
Другое дело, что вирус криптократии в социал-демократическом движении помешал
честно объяснить рабочему классу эту хитрость. Только тогда рабочие Урала,
после выборов, не отвернулись от организаторов этого движения.

Гавриил Харитонович, мы - бывшие офицеры ГРУ Генштаба - являемся потомками
сталинских органов госбезопасности, выжили лишь потому, что находились вне
пределов Москвы. Надеемся, что Вы найдете в нас опору для Вашей деятельности
как в науке, так и в "социальном пространстве".

Предлагаем сотрудничество с Вами, разумеется, без социального конформизма.

С уважением,
Елфимов Михаил Андреевич,
Арустамян Армо Иванович

Ответить

Вернуться в «Политика»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость